qebedo: (Default)
Уже давно прикупил себе на Озонуме книжку воспоминаний испанского генерала-коммуниста Энрике Листера "Наша война", даже прочитал большую ее часть, но "чё-то приуныл" и забросил. Простояла она у меня на полке несколько лет (как бы не 10), а вот днями чего-то взял и чего-то дочитал. В общем "при всём при том" чтение оказалось небезынтересное - в плане того, до чего мозг может быть съеден коммунизмом...

Read more... )



qebedo: (Default)
Одну простую книжку, а может, и не книжку, а может, не простую пришлось мне прочитать. Она про византийцев, а может, про арабов, а может про другое - начнемте рассказать...

Небольшого формата нетолстая книжица таит в себе "кучу всего такого":

  1. "Стратегика" - трактат о военном деле, написанный императором Никифором II Фокой в Х веке и переведенный А. Нефедкиным - довольно небольшое (страниц 20) произведение, прочитавший которое поймет, что почти всё военное искусство того времени уходило на то, чтобы выстроить "свое стадо баранов" так, чтобы оно издалека напоминало войско, могло двигаться, как войско, и сражалось, не мешая само себе... А еще выучит несколько "специальных греческих слов", типа монавлаты, контувернии, оплиты (именно так) и т.п.;

  2. Комментарии к "Стратегике", сделанные А. Нефедкиным - труд, в несколько раз превышающий текст трактата, который может уже дать внимательному и терпеливому (а еще обладающему хорошей памятью) читателю какое-то представление (ибо не систематизированные, а по тексту) о византийской армии Х века;

  3. Несколько статей Ю. Кулаковского, впервые издавшего "Стратегику" в России в прошлом веке - достаточно куцие и в основном пересказывающие содержание оригинала;

  4. "Смищноватую" по размерам статью А. Морозова с громким названием "Военные реформы Никифора Фоки", которая по сути не рассказывает ни о чем;

  5. Уже вполне серьезную и большую (100 страниц) работу А. Морозова "Военное дело арабов Х века", где автор "честно пытается закрыть амбразуру", зияющую после того, как традиционные арабологи изучили военное дело "классических арабов" в VII-IХ веках, и перед тем, как тюркологи начали изучать военное дело тюрок-сельджуков в XI веке. Автор расписывает войска (комплектование, вооружение, тактика) всевозможных Буидов, Хамданидов и прочих "мелконидов", объясняя, кто такие гулямы, с чем выбегали в сражение бедуины и пр.

В общем, несмотря на куцесть и "винегретистость", книжица будет небесполезна для всех "арабофашиздов" - даже для "заклепочников" (в ней много мелких черно-белых "прорисовок" девайсов изо всяких рукописей и "наскально-настенок").



qebedo: (Default)
"Илиада" Гомера - это произведение, с которого началась мировая литература, и на котором оно до сих пор стоит, как киты на черепахе - за почти 3000 лет его "килолион" раз перечитывали, переиздавали, переводили, пересказывали, иллюстрировали, экранизировали и пр., и процесс продолжается до сих пор (и не собирается останавливаться).

Однако же сюжет поэмы весьма сжат во времени - мы узнаем всего о нескольких днях из 10-летней истории осады Трои, а единственным важным событием, повлиявшим на ход войны, в нем можно назвать только гибель Гектора. А как же все остальные герои? Что случилось с Ахиллом, Аяксом, Парисом, как греки наконец-таки взяли Трою - чем всё закончилось? Как бы ни было талантливо произведение Гомера, "пипл" всегда жаждет "последнюю главу", которой в данном случае нет. Разнообразного качества "поделки для детей и не очень о мифах Др. Греции" дают ответы скороговоркой и настолько бледно, что даже тень Гомера не мелькает...

Собственно, эти вопросы "стояли ребром" еще перед древними греками. И примерно в III веке уже н.э. один из них, Квинт Смирнский, не выдержал - и написал Епическую поэму "После Гомера", в 14 песнях древним греческим гекзаметром. Вот там-то и "рассказана вся правда про него" - как прибыли под Трою и погибли там Пентесилея и Мемнон, как был убит Ахилл, как умер Аякс, как Одиссей отыскал и привез к ахейцам сына Ахилла Неоптолема и Филоктета (вкупе с волшебным луком и стрелами Геракла), как погиб Парис, как был построен деревянный конь, и как с помощью оного коня данайцы проникли в Трою и устроили там "ночь очень длинных ножей"...

В общем, "раскрыты все темы" - имея перед глазами и "Илиаду", и "Одиссею", Квинт из Смирны начал там, где закончилась первая, и довел до того места, где началась вторая, причем постарался вместить туда всё, что греки к тому времени уже знали о завершающей стадии Троянской войны. Так что нынешние читатели, выросшие на сиквелах, должны оценить такой титанический труд.

Конечно, Квинт - не Гомер, его стих гладок и "журчив", но в нем нет того напора, емкости и "громокипучести", какой потрясает любого читателя "Илиады" в переводе Гнедича. Ну, как говорится, извините, если ждать каждый раз, что следующие "Звездные войны" будут лучше предыдущих, придется вообще ничего не смотреть. Каждому свое - Гомеру лежать черепахою в основании мировой литературы, Квинту Смирнскому - "работать сиквелом"...



qebedo: (Default)
Любой профессиональный ученый хотя бы втайне мечтает о славе и признании. Самый простой путь для этого – написать книгу, которая стала бы популярной не только в узком кругу коллег-специалистов, но и у «самого широкого» читателя. Проблема, как всегда, в том, чтобы суметь ее написать…

Херрин Дж. Византия. Удивительная жизнь средневековой империи. М., 2017.

Профессор Лондонского королевского колледжа Джудит Херрин в предисловии к своей книге рассказала об истории ее возникновения. По ее уверению, всё началось с того, что в 2002 году в ее кабинет постучались двое строительных рабочих, проводивших в здании ремонт – их привлекла надпись на табличке «Профессор византийской истории». Они смутно помнили, что Византия – это «что-то, связанное с Турцией». И у них возник вопрос: для чего нужно изучать историю этого государства? Херрин попыталась им ответить, совместив форматы «История для чайников за 10 минут» и «Почему мне это интересно». Рабочие остались довольны и на прощание посоветовали ей написать «книгу для нас» обо всем этом…

Как говорят итальянцы, даже если это неправда, то хорошо придумано. А главное, объясняет странную (в смысле, непривычную) структуру книги. Автор на самом деле пытается объяснить «максимально простыми словами» (но всё-таки не уличным жаргоном и не сленгом «Эм-Ти-Ви»), чем уникальна Византия и ее история, и что может современный человек найти интересного, ежели начнет их изучать. При этом избежать привычных шаблонов «рассказок о Византии», повествующих о калейдоскопе сменяющих друг друга императоров с императрицами, походах, сражениях, завоеваниях и прочих катаклизмах.

Для этого «госпожа профессор» использовала довольно оригинальный метод – рассказывая вроде бы о какой-то конкретной эпохе, она связывает ее с одной из ярких и необычных сторон византийской жизни, а также с каким-то «наглядным пособием». Например, повествуя о возникновении самой империи, Херрин рассказывает о застройке Константинополя; повествуя о правлении Юстиниана – о базилике в Равенне и о константинопольском ипподроме; объясняя особенности греческого православия и касаясь первых вселенских соборов – о храме св. Софии; о правлении Алексея Комнена – с помощью разговора об «Алексиаде», написанной его дочерью. И т.д., и т.п. – своего рода гибрид хрестоматии, путеводителя и краткого исторического очерка.

Окончание тут.




qebedo: (Default)
Я уже писал о тех случаях, когда у меня появляется иррациональная тяга к собиранию "одинаковых" книг. А еще я писал, как приобрел в 2003 году сборник поэзии Джакомо Леопарди, который вошел с тех пор в число моих любимых.

Посему я совершенно не мог проигнорировать года два-три тому назад на Озонуме книгу некоей госпожи И.К. Полуяхтовой "Жизнь и творчество Джакомо Леопарди". И не потому. что верил, будто автор[ша] смогла написать что-то яркое и выдающееся - в этом смысле фотография обложки и очень краткая аннотация были классическим "котом в мешке". Но на фото с обложки на меня смотрел том[ик], изданный тем же форматом и оформленный в том же стиле, что и сборник Леопарди... Ну, сами понимаете, шансов увернуться у меня не было.



Read more... )

qebedo: (Default)
Если кого-то угнетает то, что люди Земли сегодня расколоты на «мир Востока» и «мир Запада», которые никак не могут и не хотят понять и принять друг друга – их можно «утешить» тем, что двести лет назад ситуация была аналогичной.

Российская историческая наука нынче как никогда расколота – на «старообрядцев», цепляющихся за ветхие темы и схемы советско-марксистского прошлого, используя понятийный аппарат времен «исторического материализма», и «обновленцев», которые очень хотят «быть в тренде мировых тенденций» и даже переводят на английский содержание своих монографий (всегда была интересна мотивация такого довольно бессмысленного и пижонского хода). И если первые законсервированы в своем прошлом, когда еще были студентами, а место Интернета занимала Ленинская библиотека, то вторые, как коршуны, бросаются с «натоптанных мест» на «актуальные темы», которые, по их мнению, отражают «последний писк в Кембридже и Гарварде».

Автор довольно тощей (175 страниц полезного текста) книжки решила, что поход французов в Египет в российской историографии уже достаточно изучен с «классических позиций» событийной, политической и военной истории (на самом деле нет – это «был сарказмЪ»). И «подняла новый аспект», повествуя о том, «как увидели друг друга представители двух миров, двух культур». Причем в модном нынче (в Гарварде?) стиле «обеляет» арабов (это не они дикие, это колонизаторы на них с «неправильных сторон» смотрели) и «депуширует» европейцев (вот вбили они себе в голову, что несут «свет культур», а на самом деле…).

Но увы, то ли грант не очень большой, то ли совесть всё-таки не позволяет – повествование, построенное на пересказе «живописных отрывков» из арабских хроник, официозных газеты и журнала французской армии, записок европейских путешественников и личных писем участников похода, «само собой» всё время скатывается на старый советский анекдот про «два мира, два Шапиро». Да, французы были убеждены в том, что они «культурнее», и потому обязаны «нести свет во тьму невежества», а местные обитатели представляются им людьми дикими, необразованными, нечистоплотными, агрессивными и «коснеющими в деспотизме».

Окончание тут.


qebedo: (Default)
Прочитал "Сказание о Доме Вольфингов" Уильяма Морриса. Реклама (насколько я вообще прислушиваюсь к рекламам) строилась так - "любимый писатель Толкина, с романов которого списывалось Средиземье"... Ну, "в жизни", понятное дело, "оказалось всё немного не такЪ". (И да, в сборнике три романа, но я прочитал пока только первый, а пишу, чтобы не забыть, ибо "мыслей много",)

Read more... )



qebedo: (Default)
Прозу ирландского писателя Бриана О'Нуаллана, писавшего под псевдонимом Флэнн О'Брайен, я полюбил еще в далеких 1990-х, когда прочитал перевод его романа "Третий полицейский" (есть еще другой вариант перевода под названием "А где же третий?", но я читал именно этот). Это была потрясающе смешная сюрная (и как полагается сюрным, в итоге довольно грустная) пародия на всё, что угодно - детектив, "психологические  романы", философскую прозу (главный герой - поклонник вымышленного философа-экзистенциалиста, которого постоянно "цитирует" большими кусками). Это был традиционный английский юмор, скрещенный с ирландским драйвом - я до сих пор люблю эту вещь.
Read more... )



qebedo: (Default)
Сочинения о бароне Мюнхгаузене так популярны в России, скорее всего, потому, что именно тут, у нас, происходили самые известные его приключение – полет на ядре, рассечение лошади пополам, вытаскивание за волосы из болота и пр. Россия же, как известно, родина слонов, и мы любим попадать в центр внимания – пусть и как место, где взбесившиеся шубы кидаются на людей…

А ведь многие из читателей (присутствующие образованные и культурные люди, естественно, не в счет!) и не догадываются, что реальный Карл Фридрих Иероним[ус] фон Мюнхгаузен многие годы провел в России – в 1737 году 17-летний дворянин из Ганновера приехал, чтобы стать пажом у герцога Антона Ульриха Брауншвейгского, супруга наследницы престола Анны Леопольдовны, и оставался тут до 1752 года, дослужившись до ротмистра в кирасирском полку и даже женившись тут на остзейской дворянке Якобине фон Дунтен. Когда же семейные дела заставили его вернуться в Германию сперва в длительный отпуск, а затем и навсегда, барон (строго говоря, предки его этого титула не получали, но современники называли так его и всех Мюнхгаузенов в знак уважения к древности их рода) прославился своими историями о России же – о бескрайних заснеженных просторах, опасных зверях и странных людях, живущих тут.

Всё это, как и многое другое, описывается в сочинении Сергея Макеева из популярной серии ЖЗЛ. Написанная не без огрехов (хотя, возможно, «столица Швеции Копенгаген» – это такое сознательное высовывание языка автором в память о своем легендарном герое, «фига в кармане»), книга смогла добиться главного – не превратиться в унылое повествование о «родился, женился, умер». Макеев весьма живо описывает ганноверское дворянство и провинциальный Боденвердер, нюансы «большой российской политики» и печальную судьбу Брауншвейгской династии, быт и нравы университетского Гёттингена и пр. А также уделяет много места и биографиям «соавторов» Мюнхгаузена – Рудольфу Распе и Готфриду Бюргеру, обработавшим и «досочинившим» истории барона и выпустившим книги о нем, соответственно, на английском и немецком языках.

Окончание тут.


qebedo: (Default)
Собственно говоря, а кто на самом деле остался в «памяти народной» – «красный» комдив Гражданской войны, персонаж кинематографа или герой многочисленных анекдотов? И остался ли уже?..

Проблема биографии Василия Чапаева не в том, что она неизвестна людям, а в том, что она им неинтересна – просто потому, что с реальным Чапаевым они никогда знакомы не были. Его фигура попала в поле общественного внимания «посмертно», только после публикации романа Дмитрия Фурманова – художественного произведения, в котором даже фамилия героя (родившегося, жившего и умершего как Чепаев) изменена, не говоря уже о почти всех событиях и их трактовке. Но и роман, скажем честно, в золотой фонд даже советской литературы не вошел – «не тянет». Поэтому для каждого советского, а ныне российского человека Чапаев – это на самом деле актер Борис Бабочкин и всё то, что он говорил в гриме на камеру по сценарию… (Да, я знаю про обкурившихся поклонников «творчества» одного раздутого прессой современного писателя-псевдопостмодерниста, но они себе сильно льстят, ошибаясь насчет своего количества.)

Так что писать биографию Чапаева как человека бесполезно – читатель там попросту не найдет того, ради чего захотел бы купить такую книгу. В СССР эту проблему решили довольно просто –биографию и Чапаева, и его родных (которым в ультимативном порядке приказано было сменить фамилию Чепаевы на Чапаевы), и всей 25-й стрелковой дивизии «зачищали» под фильм. Ветераны боев в сборниках «свидетельств очевидцев» с умилением «вспоминали», как ходили на них в «психические» атаки офицерские полки каппелевцев (никогда с реальной 25-й дивизией не сталкивавшиеся), а жена Фурманова расписывала «крепкую мужскую дружбу» Чапая и ее мужа, ни слова не упоминая о том, из-за чего «отец-комиссар» разругался насмерть с «отцом-командиром» и перевелся из дивизии. И т.д., и т.п.

Окончание тут.




qebedo: (Default)
Детектив - жанр не такой уж и молодой, как многие думают. Первую в мире детективную историю, пожалуй, рассказывает книга священных песен прозой древних иудеев, повествуя о том, как царь Шлёма догадался, какая из матерей спорного младенца настоящая. Но "истории о чисто расследовании таинственных убийств" появляются в литературе лишь в XIX веке...

В европейской литературе. Потому что в других "таких уже было". Конкретно в китайской - во времена династии Мин там появился и пользовался популярностью жанр повестей о расследовании преступлений. Одним из наиболее любопытных образчиков оного жанра стала написанная в XVIII веке анонимным автором книга "Четыре очень странных случая времен царствования императрицы У", героем которой стал знаменитый юрист и судья Ди Жэнцзе, живший в Китае эпохи Тан в 630-700 годах и прославившийся своей проницательностью и "беспощадностью к врагам правосудия". Это сочинение нашел в послевоенном Токио голландский дипломат Роберт ван Гулик и опубликовал в 1949 году перевод на английский язык.
Read more... )



qebedo: (Default)
Ну вот я и одолел книжище Д. Бовыкина "Король без королевства. Людовик XVIII и французские роялисты в 1794-1799 гг.". Дабы унять неумеренный восторг, приступаю к изложению теснящихся (и орущих у выхода) мыслей в слова...

Read more... )


qebedo: (Default)
Иоганна Вольфганга Гёте принято относить к «мировым глыбищам», ставя в один ряд с Гомером, Шекспиром или, например, Сервантесом. Меня всю жизнь интересовал вопрос – а за что, собственно?

Нет, я знаю про «Фауста» (что он – Гёте), в курсе про то, как спят «горные вершины» (ведь Лермонтов же!), и даже помню из детства, каким гадом оказался Лесной король. Но все мои попытки почитать «нормальные» его стихи заканчивались констатацией – слишком скучно и слишком без воображения, автор боится употребить «необщеупотребимое» слово или создать необычный образ, и в итоге получается какая-то предсказуемая банальщина про «любовь-морковь» с затасканными эпитетами. Про «молодого Вертера» – нет, увольте от этих тинейджерских суицидов. Про «Вильгельма Мейстера» – ну очень явственно выражен курс на литературный реализм и «роман о воспитании личности» с каким-то жутким педантизмом, которые я ненавижу еще со времен школьной скамьи. Короче, «нэ лэзэ».

Но ведь за что-то мир сошел в свое время от Гёте с ума, и до сих пор, кажется, не отошел, судя по тиражам?.. Возможно, ответы даст его биография? И я приник к небольшой книжице, вышедшей в «малой серии» ЖЗЛ.

Тут начались странности. Отчего-то в России надо было непременно перевести биографию Гёте… с французского. Неужели немцы в мировом гётеведении котируются меньше? Наверное, дело в примечании, что издание осуществлено на средства какого-то фонда чего-то там во Франции – как обычно, нормальное наше отечественное жлобьё-с. Но книжица с самого начала оказалась формата «галопом по биографии». Более того – переводчик был настолько обижен автором (сам хотел написать?), что постоянно дает подстрочные примечания, вылавливая француза на невнимательности, неточности, незнании фактуры. Причем порой настолько мелочно, что возникает недоумение – ну, это в лучшем случае лишняя подробность. Тем паче, что в паре случаев «перетолмач» и сам откровенно налагал, высмеивая Шмидта за ошибки, которые на самом деле ошибками не являются (как, к примеру, русские планы вторжения в Германию в 1812 году).


Окончание тут.



qebedo: (Default)
Конечно, очень глупо было ожидать хотя бы капельки объективности от вышедшего в СССР в 1975 году сочинения о "борьбе братского народа практически уже строящей почти социализм Индии против оскаленных империалистов из самого сердца НАТО - капитало-фашистской Великобритании" в XVII веке. Но при всей моей готовности к пургену и передергингу коленца, которые откалывал товариСЧ О. Орестов в книжке "Ворота Индии", повергали меня едва ли не в шок и без малого в трепет - настолько изумительно "наши благородные разведчики" умудрялись не быть "ихними подлыми шпионами"...

Read more... )



qebedo: (Default)
Думаю, постоянные читатели этого блога (все 6,5 человек) давно догадались, что я - стареющий больной человек, балансирующий на грани бедности, но с творческим амбициями, превышающими свой скромный потенциал. Короче, имя таким (тут, в ЖЖ) - легион (ну хорошо, пол-легиона, или треть - всё равно много). В житии моем радостей мало, и большую их часть доставляет псевдоинтеллектуальный шопинг - покупка книг, желательно таких, которые "читают не все" (снобам очень больно быть "как все", особенно если того, что "у всех", у них маловато, и хвастаться нечем). В дни, когда мне это удается (не частые, прямо скажем, дни, особенно если учесть соотношение реальности с потребностью, о чем см. выше), я бываю счастлив, несколько последующих дней свежие приобретения периодически греют мне душу... А потом снова наступают суровые безрадостные будни. "Доколе, батюшка, будут муки сея? - До самыя, матушка, до смерти" (с)

В общем, едва брезжит луч призрачной материальной надежды, я покупаю. И хотя, скорее всего, надежде в очередной раз сбыться не суждено, я в любом случае останусь хоть с чем-то - либо с книгой и надеждой, либо просто с книгой. Вот так и живем...

А на сей конкретный раз ворона Б-дда послал мне с "Озонума" вот такие книжки:

Read more... )

qebedo: (Default)
Эту книжку я читал долго (хотя она очень маленькая), потому что постоянно бросал, и даже один раз возвращался к началу новеллы, ибо напрочь забыл, когда прочитал ее начало... Но отчего-то всё-таки недавно дочитал - не из-за красивой же обложки и качественной бумаги (самая прекрасная книга моего детства, в переплете из красного кожзаменителя с золотым тиснением и на мелованной бумаге, "Материалы XIХ партконференции КПСС", так и осталась мною никогда не раскрытой).

Возможно, повлияло-таки то, что книга - перевод с провансальского. Жозеф д'Арбо - классик литературы на вымирающем во Франции языке (просвещенные французы в XXI веке толерантности и мультикультурья касательно региональных языков ведут себя как Луй Каторзый - "хай они все потопнуть!"). Причем не просто классик, а такой густопсовый, как любили говорить в СССР о полуграмотных писателях-крестьянах, прошмыгнувших в институты по квоте от села, "почвенник", всю жизнь сидевший сиднем в Камарг[е], болотистой равнине устья Роны, и описывающий только ее с ее природой, зверьем и особыми жителями гардианами (пастухами-наездниками, выращивающими быков для местной корриды, своего рода провансальский вариант ковбоя, вакеро или гаучо).

А "Чудище из Ваккареса" - самое известное сочинение д'Арбо, новелла "ни о чем" - пейзажно-лирический текст о "дружбе" средневекового гардиана с умирающим сатиром, который "типа символизирует" смерть "старого мира"... Странное произведение, патетически-грустное, я такие в целом не люблю, но чем-то задевает. Помимо него, в сборник вошла еще одна новелла, "Белый Павлин", о старом гардиане, его несклеенной жизни и кляче по кличке Белый Павлин, с которой он много лет спустя вдруг встречается на арене для корриды... А также цикл сказок "Дичина" (напомнивший мне наших родных "почвенников" Бианки, Паустовского и Ко, с "говорящими зверями"), где остроумные животные проучивают тупоумных животных (или людей). А также небольшая подборка стихов "всё о том же" - Камарг[а], природа, старый Арль, былое...

Ну и да, отчего я всё-таки это дочитал и не выкинул в итоге. Сё езмь именно что нефранцузская литература. Нет тут этого "фирменного лягущацкого" скабрезного остроумия, интереса к гениталиям и площадных кривляний, а есть какая-то тоскливая обреченная нота, которую старый акын д'Арбо взял и тянет - вот дотянул, помер, а с ним и скончалась она, провансальская литература...



qebedo: (Default)
Между делом, "на подхвате" при чтении иных книжек, расправился с "Лирикой Древнего Египта". Впечатления странные.

Анна Ахматова, конечно, гений, но давать ей в 1962 году (да и в любом ином - просто это год издания) переделывать подстрочники стихов, у которых нет рифм, ритма и вообще понимаемой формы - зачем? Ведь иероглифы - это не звукопись, а смыслопись, тут слово передается целиком, и потому до сих пор египтолУХи спорят до хрипоты, как огласовывать, но так ничего умнее не придумали, чем тырить с коптского (ну а что тут придумаешь?). То бишь, о том, как звучала древнеегипетская поэзия, какие приемы стихосложения использовались (рифмы, аллитерации, размеры - и использовались ли?) - об этом неизвестно практически ничего.

Так что единственный возможный тут вариант "перевода" - подстрочник. И зачем давать его Ахматовой на переделку? Не, я-то понял, зачем - чтобы она переписала так, дабы стало похоже на "культурный свободно-белый стих", понятный тугому и ленивому уху читателя ХХ века. Но увы - это как раз убивает почти всю "древнеегипетскость", и стихи превращаются в "что-то из Ахматовой". С налетом экзотики (небольшим) при упоминании Нила и египетских богов - такой Анне Андреевне "сюрпривет через сорок лет" от почившего в бузе (красной) первого супруга Николая Гумилева...

Воля ваша, но мне так не нравится. Исчезает историзм. До смешного - читаю стихи средневековых авторов и чувствую их "средневековость", читаю тамильские стихи - чувствую их "хиндустанство"... А тут читаю самые древние стихи на земле - и чувствую, что сейчас выскочит из-за угла вообще что-то из Э. Асадова и Л. Рубальской... Бр-р-р.

В общем, остается только смысл - так ненавистный барышням школьного возраста, которые физиологически не понимают, зачем стихам про "любовь-шморковь" содержание (а это, увы, в России - 99% "любителей" поэзии, причем уже любого возраста, просто они растут, но не развиваются). А ведь если чуть-чуть себя заставить, то смысл не очень уж сложен - людей пять тысяч лет назад волновало примерно то же, что и нас с вами: любовь, смерть, обиды, "как оно устроено"... И тому подобное. Вот для констатации этого нехитрого постулата книжку и стоит прочесть - ибо всегда лучше один раз почитать самому, чем у меня в блоге кого-то другого.



qebedo: (Default)
Рейфилд Д. Грузия. Перекресток империй. М., 2017.

Вопреки своим стойким ощущениям, россияне не знают о Грузии ничего. Так что книга об истории этой страны, в которой нет ни одного упоминания о «Ркацители», «Хванчкаре» и «Киндзмараули», а Боржоми несколько раз назван всего лишь как курорт, станет для 99% читателей нашей страны рассказом о жизни на Марсе – месте, о котором они ничего не слышали, и где никогда не бывали…

Книги, которая могла бы сравниться с толстенным «буком», написанным британским профессором Дональдом Рейфилдом, в природе нет ни на русском, ни на английском языке (а также я сильно подозреваю, что и на грузинском если и выходило что-то более объемное – наверняка намного менее качественное). Возможно, во времена «седого СССР» и выпускали что-то у нас «о многих томах» за коллективным авторством, но эти опусы всегда было невозможно читать – они не рассказывали ИСТОРИЮ страны, а всего лишь доказывали, что две с половиной тысячи лет «народ Грузии» стремился к тому самому моменту, когда построил-таки (с помощью «старшего слона» из России) социализм. Как и любое марксистское сочинение, они подтасовывали и кастрировали факты в угоду своей стройной теории, придуманной двумя друзьями, евреем и немцем, в XIX веке.

А Рейфилд написал именно историю – как рассказ о событиях, которые происходили на конкретной территории с конкретными людьми. Он с потрясающим упорством не «сокращает» ни одного царя из разветвленной династии Багратиони и их предшественников – каждый правитель Колхиды, Иберии, Эгриси, Тао-Кларджети, Картли, Кахети и Имерети (и даже наиболее значительные из князей Гурии, Мегрелии, Абхазии и Самцхе) имеет свои «хотя бы пару абзацев».

От этого, кстати, неподготовленный читатель будет сильно страдать – не каждая оперативная память может обрабатывать и держать в себе столько информации. Некоторым не помогут даже подробные генеалогические таблицы и карты – которых много (издана, надо признать, книга очень неплохо). Да и вообще – без каких-то базовых знаний по сабжу приступать к чтению этого опуса не советую.

Окончание тут.




qebedo: (Default)
Прочел (а что ее читать - 144 страницы) книжицу Устинов С.М. "Записки начальника контрразведки". Впечталения такие, будто автор побежал охотиться на слона, а в итоге изловил кролика, чем и остался доволен.

Read more... )



qebedo: (Default)
Я точно знаю - сегодня где-то женился Фигаро, ибо у меня был "Безумный день, или..." Убегая в обед на встречу-собеседование с кандидаткой в молодые журналистские дарования, получил буквально "в спину" звонок с предложением самому завтра собеседоваться в одном СМИ. Ну ок, согласился.

Read more... )

В общем, вот так день завершился... В целом, наверное, неплохо, хотя мог бы, конечно, и лучше. И поздравляю со вступлением в законный брак Анонима Фигаро.

Profile

qebedo: (Default)
qebedo

July 2017

S M T W T F S
       1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 1415
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 24th, 2017 10:36 pm
Powered by Dreamwidth Studios