qebedo: (Default)
*     *     *

Общая оценка событий, происходивших в 1812 году на юго-западном театре военных действий, неизбежно распадается на итоги деятельности русской армии и войск союзников.
Деятельность российского командования в целом можно признать удовлетворительной. В ходе боевых действий 3-й западной, а затем и объединенной с ней 4-й (Дунайской) армии и другим русским военным формированиям (II резервному корпусу, частям украинского ополчения) удалось решить две важные задачи. Во-первых, защитить от вражеских войск Киев и всю Украину (исключая Волынь и Полесье) – попытки наступления, хотя и весьма робкие и неорганизованные, все же имели место. А во-вторых, сковать на юго-западе своими действиями значительную группировку войск противника – до 54 тысяч человек.
Однако третью задачу, которую перед Тормасовым и Чичаговым ставило и высшее командование (в той или иной форме), и логика развития событий – разгромить войска Ренье, Шварценберга и Косинского, командующие армиями решить так и не смогли. Хотя реальные предпосылки, и на первом, и на втором этапах были.
Причины неудач российских генералов банальны и сложны одновременно – безусловная и бесспорная необходимость иметь во главе крупных формирований талантливых военачальников никогда и никем не оспаривалась. Вот только критерии их отбора до сих пор окончательно не выработаны. Тормасов своими вялыми и осторожными действиями упустил реальную возможность разгромить корпуса Ренье и Шварценберга поодиночке. Эртель на протяжении всей кампании, имея численный перевес, отсиживался в Мозыре, осмелившись потрепать лишь разведывательные отряды противника. А не подкрепленная практическими знаниями и способностями энергия Чичагова привела лишь к тому, что Шварценберг, уступая значительному превосходству в силах, попросту избегал боя.
Впрочем, войскам союзников удалось на юго-западном направлении и того меньше. Предварительные меры со стороны Австрии свелись лишь к формированию резервного корпуса принца Гогенцоллерна на границе с Россией; со стороны Наполеона не было сделано даже этого – польская Бугская дивизия начала формироваться уже в ходе военных действий, в качестве реакции на нападения русских партизанских отрядов. Для боев выделялся один VII корпус; войска Шварценберга вообще планировалось использовать на главном направлении.
Так что поражение саксонцев под Кобриным и «переориентация» австрийского корпуса на юго-западное направление вполне может быть записано как в актив русской армии, так и в пассив союзников. Более того – обладая до прибытия на театр военных действий Дунайской армии численным превосходством, союзники не смогли ни под Городечной, ни позднее добиться разгрома 3-й армии. Потерпели откровенную неудачу и попытки (честно говоря, весьма импровизированные) пробиться к Киеву через Полесье.
На втором этапе Шварценбергу удалось нейтрализовать численный перевес русских армий осторожным и умелым маневрированием: не вступая в крупные сражения, войска союзников смогли надежно прикрыть Варшавское герцогство. Само собой разумеется, что в это время вопрос о разгроме русских войск и походе на Украину уже не стоял. А вот с другой задачей – поддержки отступления армии Наполеона крупными свежими силами, группировке союзников справиться не удалось. Энергичные действия корпуса Остен-Сакена под Волковыском привели к тому, что австрийцы Шварценберга на Березине не появились. Зато туда смогла подойти армия Чичагова.



Засим оный сериал заканчивается.
qebedo: (Default)
Тем временем 9 (21) ноября Шварценберг получил инструкции французского министра иностранных дел Маре, герцога Бассано, который именем императора Наполеона приказывал ему двигаться вслед адмиралу Чичагову. Отряд Фримона вторично отправился к Слониму. Однако далее продвинуться не смог: к суровым морозам (до -270С) прибавлялось отсутствие продовольствия. Вся дорога от Слонима к Минску была «объедена» еще войсками Чичагова – генерал-майор Вяземский в конце октября жаловался на то, что без подвижных магазинов на местности нет ни еды, ни фуража. Боевые действия свелись к стычкам на аванпостах, в одной из которых, 11 (23) ноября у Несвижа, отряд австрийского подполковника барона Вальтерскирхена захватил 42 пленных.
Но выполнять директиву сам Шварценберг стал не ранее, чем помог Ренье отогнать Сакена за Брест-Литовск. 10 (22) ноября состоялся бой у Вишни. Казаки напали на передовое охранение из саксонских пехотинцев, и гнали их до самой деревни, в которой разместилась штаб-квартира командующего VII корпусом. Саксонцы бросились в ружье, но казаки не стали дожидаться, пока враг приготовится к бою, и ретировались, поджегши несколько строений и уведя лошадей.
13 (25) ноября австрийский авангард сражался у Выжулки и Мухавца. Генерал Фрёлих (три гусарских полка) в лесу у Выжулки столкнулся с русской кавалерией, почти сразу же подкрепленной пехотой. Шварценберг отправил ему на помощь генерала Пфлахера (два полка пехоты) и выстроил в боевой порядок дивизию Бьянки. Фрёлих и Пфлахер оттеснили русских к речке Мухавцу, за мост через которую бой разгорелся с новой силой. Две роты пехотного полка Больё, штурмовавшие переправу, понесли большие потери от огня неприятельской артиллерии. Урон австрийцев составил 300 человек; но их с лихвой компенсировал Ренье, занявший в этот же день Брест, где нашел 1700 брошенных русскими больных и раненых.


Саксонская пехота в 1812 году (тыц)

Read more... )
qebedo: (Default)
11. Холодный эпилог


Возвратимся на юго-запад, где войска Сакена отступали после сражения под Волковыском. 5 (17) ноября русский корпус отошел через Рудню на Свислочь. Австрийцы заняли Лапиницу и Порозово.
На следующий день состоялся бой у Рудни. Рано утром 6 (18) ноября специально выделенный отряд майора графа Хартоппа (две роты пехоты, 50 егерей и гусарский эскадрон) атаковал Рудню, в которой скопился русский обоз, и завязал бой с неприятельским арьергардом. На помощь им генерал-майор Фрёлих послал гусарские полки кайзера и Бланкенштейна, 5-й егерский батальон и по батальону из пехотных полков Эстерхази и Давидовича. Саксонцы тоже поспешили к полю боя, выдвинувшись через Сокольники.
У дороги на Рудню из села Велики-Криники был расположен лес. Предыдущей ночью патрули союзников не обнаружили там неприятеля. Однако именно тут австрийцы напоролись на массы пехоты, оттеснившие Хартоппа от Рудни. В кровопролитном бою погиб сам Хартопп. Когда же на помощь ему явился Фрёлих, обнаружилось, что против них стоит свежая пехота генерал-майора Ливена (не участвовавшая в боях под Волковыском) и два полка кавалерии. 5-й егерский батальон австрийцев бросился в атаку; слева от него батальон полка Эстерхази атаковал плотину на речке Рудне. Но на помощь русским из Свислочи, где располагались подразделения Эссена и Булатова, прибыли три пехотных полка.
Ситуацию переломило прибытие после полудня корпуса Ренье и дивизии Бьянки. Русские очистили поле боя, отойдя на Беловеж, где Сакен собрал весь корпус. При отступлении был сожжен мост через Нарев, что не позволило союзникам преследовать отходящие войска. На следующий день Сакен отошел к Шерешеву. Потери австрийцев составили 192 человека убитыми и ранеными.


Австрийский гренцер (граничар)

Read more... )

qebedo: (Default)
Ламберт тоже получил известие, что Домбровский идет к Борисову, и захотел опередить его. Утром 9 (21) ноября он выстроил свой отряд (около 10 000 человек) на опушке леса и атаковал редуты. Нападение получилось неожиданным, хоть гарнизон с 3 часов ночи и стоял под ружьем, и 38-й егерский полк ворвался в левый редут. Однако генерал Малаховский контратаковал его, штыковой атакой обил редут и преследовал егерей до леса. Здесь поляки, в свою очередь, были контратакованы главными силами русских, и отступили, потеряв левый редут.
Ламберт атаковал второй редут. В разгар боя генерал-майор был тяжело ранен; практически в тот же момент был ранен его заместитель, генерал-майор Вяземский. Однако благодаря энергичности командира 14-го егерского полка полковника Красовского (будущего героя Кавказской войны) правый редут был захвачен, а пехота Домбровского отброшена в пригородный лес. В этот момент появились опоздавшие накануне польские части, батальон и два эскадрона, и бросились в атаку на мост; воодушевленные их появлением, поляки вышли из леса и атаковали Борисов.


Сражение у Борисова (тыц)

Красовский бросил против свежей колонны две роты своего полка под командой капитана Романовича и батальон Витебского полка майора Колтовского, которые отбросили поляков из города. Тем временем егеря 7-го, 38-го и 13-го полков отбили контратаку Домбровского. Подоспевшая кавалерия довершила разгром 17-й дивизии. 2000 поляков были убиты и ранены, 2500 взяты в плен, захвачено 8 орудий; потери русских составили 2000 человек. Оставшиеся силы (около 1500 человек) поляков ушли к Лошнице.
А Чичагов ждал в Минске Эртеля и Лидерса, причем дождался только последнего. Эртель прислал небольшой отряд и ссылки на то, что мосты в Мозыре и Пузырикове сорвало идущим льдом. Адмирал был взбешен, и 7 (19) ноября отстранил Эртеля от должности, послав в Мозырь генерал-лейтенанта Тучкова 4-го, который должен был принять корпус и привести его на Березину. Но время было упущено, и ошибка стала фатальной: в день генерального сражения Чичагову отчаянно не хватало сил. Тем более что, узнав об исходе сражения под Волковыском, он испугался и за Волынь, и за свои тылы, и отправил через Слоним к Сакену корпус Эссена. Эти 10 000 штыков серьезно не изменили соотношение сил в Подолии, но именно их потом не хватило на Березине.
Сражение за Борисов стало самым кровавым из тех, которые произошли на Юго-Западном театре военных действий и по числу потерь, и по соотношению выбывших из строя к участвовавшим: поляки потеряли 73%, русские – 20% (на 4% больше, чем при Городечне). Значение его переоценить трудно – Наполеон лишился единственной готовой переправы через Березину. И, несмотря на то, что в последствии была найдена другая, у Студянки, было потеряно драгоценное время, предопределившая катастрофу на Березине.
Действия же польских генералов были хоть и печальны, но неизбежны. Даже Брониковский не смог бы эвакуировать все имущество из Минска, и куда – в Борисов? Разве что гибель отряда Косецкого была совершенно напрасна – то же самое время можно было выиграть, попытавшись оборонять Минск. Домбровский же держался, как мог, и при соотношении 2:1 результат был предопределен. Вряд ли стоит винить их в катастрофе армии Наполеона. Не меньшую долю вины несет Шварценберг, который мог бы не прерывать своего марша по следам Чичагова. И сам Наполеон, за всю войну так и не подкрепивший в достаточной степени Домбровского, чтобы тот взял Бобруйск.

qebedo: (Default)
10. Как Чичагов пришел на Березину

Тем временем войска Чичагова двигались к Березине. Первым пунктом, которого он должен был достичь, согласно директивам Александра I и Кутузова, был Минск. После выделения корпуса Остен-Сакена и мелких отрядов для защиты Волыни в Дунайской армии оставалось около 40-45 000 человек, которые он разделил на пять корпусов:


  • Отряд генерал-майора Чаплица – 28-й и 32-й егерские, Павлоградский гусарский, Тверской драгунский, Дячкина казачий, калмыцкий, башкирский полки, 13-я конная артиллерийская рота;

  • Авангард (генерал-майор Ламберт) – Александрийский гусарский, Житомирский, Стародубский и Арзамасский драгунские, Волынский и Татарский уланские, Мельникова 5-го, Барабанщикова 2-го, Грекова 8-го и Грекова 11-го казачьии, Евпаторийский татарский, 7-й, 13-й, 14-й и 38-й егерские и Витебский пехотный полки, 34-я батарейная рота, 11-я и 12-я конные артиллерийские роты;

  • Корпус генерал-лейтенанта Эссена – Серпуховский, Владимирский и Тверской драгунские, Лубенский гусарский, Олонецкий, Украинский, Шлиссельбургский, Архангелогородский, Староингерманландский пехотные, 37-й и 39-й егерские полки, 8-я батарейная, 14-я и 15-я легкие и 15-я конная артиллерийские роты;

  • Корпус генерал-лейтенанта Воинова – Киреева 2-го и Киреева 3-го уральский казачьи, Белорусский гусарский, Санкт-Петербургский, Северский и Ливонский драгунские, Владимирский, Тамбовский, Днепровский, Костромской, Нашебургский, Апшеронский, Ряжский и Якутский пехотные, 10-й егерский полки, 8-й и 9-й батарейные, 16-й, 17-й, 34-й и 35-й легкие артиллерийские роты;

  • Резерв (генерал-лейтенант Сабанеев) – Лукошина, Мельникова и Пантелеева казачьи, Кинбурнский и Дерптский драгунские, Колыванский, Куринский, Витебский и Козловский пехотные, Ольвиопольский гусарский, 12-й и 7-й егерские полки, 6 сводных гренадерских батальонов, 34-я, 38-я и 39-я батарейные, 25-я и 50-я легкие и 16-я конная артиллерийские роты.



Генерал-лейтенант Александр Воинов

Read more... )
qebedo: (Default)
Шварценберг и Ренье (Дюрют поступил в подчинение командира VII корпуса) двигались через Буг и Нарев. 19 октября (1 ноября) разведывательная партия под командой генерала Фрёлиха (четыре эскадрона гусар разных полков) у Телятичей (там, где уже был бой 1 (13) октября) столкнулась с двумя казачьими и уланским полком русских (кавалерия отряда Булатова). Эскадрон гусар полка Лихтенштейна попал в окружение, из которого его спас герой Воскрженицы, майор Зейдлиц, подоспевший с эскадроном полка Поленца и выручивший гусар. Потери союзников составили 60 человек (в том числе и погибший майор Зейдлиц).
21 октября (3 ноября) авангард корпуса Сакена, отряд генерал-майора Гампера (4-й уральский и Чикилева казачьи, Смоленский драгунский и Лубенский гусарский полки), у Высоко-Литовска столкнулся с передовыми силами союзников. Казаки под командой генерал-майора Мелиссино атаковали аванпосты и загнали их в лес, где из-за неимения пехоты не могли их преследовать. После чего, усиленные драгунами и гусарами, атаковали показавшуюся кавалерию и оттеснили ее к селу Семятичам, где их остановило появление неприятельской пехоты и артиллерии. Мелиссино рапортовал о захвате 75 человек пленных; русские потеряли 1 убитого и 6 раненых.


Генерал-майор Ермолай Гампер

Read more... )
qebedo: (Default)
Как Шварценберг не пришел на Березину

Авангард армии Чичагова, отряд Арнольдини из дивизии Чаплица, 7 (19) октября внезапно напал на Слоним, где генерал Конопка формировал литовский уланский полк, а полковник Ахматович – татарский эскадрон для императорской гвардии. Нападение было именно внезапным: застигнутые врасплох рекруты практически не сопротивлялись, Конопка и 266 улан попали в плен; Ахматович увел татар и остатки полка к Вильно.
Однако оставить без прикрытия Полесье, Волынь и пути на Киев Чичагов, естественно, не мог: помимо всего прочего, это были и его собственные тылы. Для активной обороны против войск Шварценберга был выделен корпус Остен-Сакена – примерно 25 000 человек. Остальные  16 (28) октября отправились на Березину.
Тем временем 8-9 (20-21) октября к Шварценбергу подошло очередное подкрепление: генерал-майор Цехмайстер привел 1500 австрийцев из Галиции (эта цифра, кстати, может служить показателем потерь, так как исполнялось условие договора постоянно поддерживать численность корпуса на одном и том же уровне) и остальные бригады (Жальра и Жарри) 32-й пехотной дивизии Дюрюта. Таким образом, численность группировки союзников достигла около 55 000 человек. Впрочем, качество войск Дюрюта осталось тем же – штрафные полки (1-й и 2-й средиземноморские, островов Вальхерен и Ре) стойкостью не отличались, и единственной более-менее «сносной» частью оставался вюрцбургский полк.


Генерал-лейтенант Фабиан фон Остен-Сакен

Read more... )
qebedo: (Default)
Саксонцы расположились вдоль течения ручья, у мельницы Бялки, перекрыв дорогу на Тересполь. В самой мельнице и на холме возле нее расположилась батарея и три пехотных батальона. Дивизия Бьянки встала справа от саксонцев; батальон пехотного полка Эстерхази под командой майора дель Рио Шварценберг отправил к мельнице Косцулка, где он должен был вместе с двумя саксонскими ротами перекрыть в разгар боя путь отхода дивизии Эссена. Два слабых эскадрона легкоконников полка Поленца под командой майора Зейдлица расположились у села Воскрженице, чтобы  притворным отступлением сыграть роль приманки.
Но действительность внесла в тщательно разработанный план свои коррективы. Авангард Эссена (сводно-гренадерский батальон и эскадрон Смоленского драгунского полка) попался на удочку Зейдлица и преследовал его до саксонских позиций. Однако ведомую к мельнице Косцулке обер-лейтенантом главного штаба Латуром колонну обнаружили казаки, и она была атакована и оттеснена в лес. Тем временем по всей линии саксонских войск завязался бой – Эссен бросил туда два батальона сводных гренадер, 37-й егерский и Житомирский драгунский полки. Бьянки же часть сил вынужден был отправить к Косцулке; под рукой у него оказались лишь второй батальон Давидовича и первый батальон Эстерхази пехотных полков, с которыми он ударил во фланг русской линии.
Обладая уже двойным превосходством, союзники атаковали по всем пунктам и заставили Эссена отступать по узкой лесной дороге, перехватить которую, впрочем, так и не удалось, хотя подошедшая в конце боя бригада Лихтенштейна, атаковавшая правый фланг русских, поддержала колонну дель Рио и прорвалась через лес к Воскрженице. Эссен поспешил отойти к Тересполю. Русские потери: 318 убитых, пленных и пропавших без вести и одно орудие; австрийцы настаивают на 250 убитых и раненых и 200 пленных, что, впрочем, ничему не противоречит – многие раненые, естественно, в плен не попали. Австрийцы потеряли 5 убитыми, 57 ранеными, саксонцы – 15 убитых, 172 раненых, 8 пропавших без вести.


Сражение у Бялы (Воскрженицы)
Исход сражения под Бялой означал неудачу всех планов Чичагова: дальнейшее наступление на Варшаву было бессмысленно, так как польская столица была хорошо укреплена, а объединенная армия не имела осадного парка. Да и войска Шварценберга отнюдь не были разбиты – скорее даже напротив.
Чичагов отдал приказ всем партизанским отрядам возвращаться в Брест. 10 (22) октября прибыла директива Кутузова от 2 (14) октября, в которой главнокомандующий настаивал на выполнении плана Александра I и предписывал  действовать «на главную коммуникацию неприятеля». Чичагов вовсе не был взбалмошным самодуром, каким его любят рисовать наши историки Отечественной войны. Напротив, историками флота он характеризуется как человек честный, прямой и грамотный. «Грубость с генералами» 3-й армии тоже вопрос спорный: отставка генерал-провиантмейстера Кованько была прямым следствием вышеуказанного неудовлетворительного снабжения войск, а по поводу лишения командования корпусом «героя Рущука» генерал-лейтенанта Маркова генерал Вяземский, например, писал, что «вся военная публика была обрадована сею переменою». Вполне вероятно (даже похоже на то), что особыми военными талантами адмирал не блистал, но в этом он нисколько не отличался от того же Тормасова или Эртеля, и многих других. И открыто не повиноваться приказу главнокомандующего не стал: объединенные 3-я западная и Дунайская армии получили приказ идти к Березине.

qebedo: (Default)
2. Маневрирование на реках Лесная и Буг

Шварценбергу наконец-то удалось остановить наступление Чичагова: позиция на Лесной оказалось достаточно сильной. По отношению к кратчайшему пути на Варшаву она была фланговой, то есть игнорировать ее, оставив корпуса союзников в тылу, было нельзя. Выбить с нее тоже было непросто. Попытки сделать это привели к боям у Чухиничей-Клиников, Высоко-Литовска и Мощовы-Телятичей.
Утром 30 сентября (11 октября) Ламберт внезапно занял четырьмя батальонами оставленное накануне австрийцами предмостное укрепление у Чухиничей, и направился к мосту через Лесную. Однако ружейный огонь частей Фрёлиха отогнал русских назад, а артиллерия подожгла мост. А вот в расположении саксонцев, у Клиников, Лесная была уже и мельче, да и мосты поджечь вовремя не смогли. Части дивизии Эссена (до 10 000 штыков) атаковали защищавший переправы 1-й легкий пехотный полк из дивизии Ле Кока (с 6 орудиями). Однако егеря отбили все атаки, пока, наконец, мосты не сгорели, и не наступила темнота. Потери саксонцев составили 14 убитых и 78 раненых, в том числе два офицера штаба корпуса, майор фон Метцш и обер-лейтенант фон Эгиди.
Убедившись в бесполезности фронтальных атак, Чичагов решил обойти позицию противника с правого фланга. На следующий день, 31 сентября (12 октября), легкие части русских начали переправляться через Лесную у Каменца. Шварценберг, предупрежденный о движении адмирала еще накануне вечером, ночью перебазировал свой корпус к Высоко-Литовску, а саксонцев – к Волчину. Однако арьергард Фрёлиха к утру не успел, и у Высоко-Литовска был атакован казаками. Австрийцы сопротивлялись, пока на помощь казакам не подошли четыре батальона пехоты. Тогда Фрёлих притворным отступлением заманил казаков туда, где были заранее расположены хорошо замаскированные орудия. Картечь отбросила русскую конницу, которая ретировалась на другой берег Лесной, где стояла пехота дивизий Ламберта, Эссена и Ланжерона.


Генерал-лейтенант Карл фон Ле Кок

Read more... )
qebedo: (Default)
Паузу Шварценберг использовал для переформирования своего корпуса. Все силы были разделены следующим образом:

Авангард (генерал-майор Фрёлих): гусарские полки кайзера, Бланкенштейна и Лихтенштейна – 18 эскадронов;
Правое крыло (фельдмаршал-лейтенант Траутенберг, позже генерал-майор Пфлахер):
бригада генерал-майора Зюдена: эскадрон гусарского Гессен-Гомбурга, 58-й пехотный Больё полки, Варашдинерский Санкт-Георга граничарский и 5-й егерский батальоны – 4 батальона и эскадрон;
бригада генерал-майора Пфлахера (Винциана): 39-й Дуки и 12-й Лихтенштейна пехотные полки – 4 батальона;
Центр (фельдмаршал-лейтенант Бьянки):
бригада генерал-майора принца Гессен-Гомбурга: 2-й Хиллера и 39-й Коллоредо-Мансфельда пехотные полки – 4 батальона;
бригада генерал-майора Марьяши: 48-й Зимбшена и 19-й Гессен-Гомбурга пехотные полки – 4 батальона;
бригада генерал-майора князя Лихтенштейна: 32-й Эстерхази и 34-й Давидовича пехотные полки, Киршбеттера и Бржезинского гренадерские батальоны – 6 батальонов;
Левое крыло (фельдмаршал-лейтенант Зигенталь):
бригада полковника МакЭллиота: эскадрон Гессен-Гомбурга гусарского, 9-й пехотный Чарторижского полки, 7-й егерский и Варашдинерский Крестовый граничарский батальоны – 4 батальона и 1 эскадрон;
бригада генерал-майора Андраши: кайзера и Соттулинского пехотные полки – 4 батальона;
Резерв (генерал-майор Фримон):
бригада генерал-майора Вреде: 6-й Риша и 4-й Левенера драгунские и 8-й Кинмайера гусарский полки – 14 эскадронов;
бригада генерал-майора Цехмайстера: О’Рейли и Гогенцоллерна легкоконные полки – 12 эскадронов;
Отряд генерал-майора Мора: 30-й пехотный де Линя и гусарский Гессен-Гомбурга полки – 3 батальона и 4 эскадрона.


Дивизионный генерал Пьер Франсуа Жозеф Дюрют
Read more... )
qebedo: (Default)
Часть II

1. Возвращение на Волынь

8 (20) сентября пришла директива Наполеона Шварценбергу о наступлении на Киев. Нельзя не отметить, что приказание запоздало: оно имело какой-нибудь смысл две недели назад, когда в «наступление» были отправлены части Дземановского. Теперь же ситуация на театре военных действий изменилась радикально: объединенные силы Тормасова и Чичагова располагали численным превосходством (64 000 против 52 000), которое позволило им самим перейти в наступление. 10 (22) сентября русские войска переправились через Стыр.
Шварценберг счел это достаточным основанием для того, чтобы сообщить Наполеону о невозможности выполнения его директивы, и отступил к Любомлю. То, что он был уверен, что основные силы русских направятся через Бобруйск на соединение с основной армией, извиняет его действия еще меньше: союзники намеревались сложа руки смотреть на то, как сильный корпус крушит тылы Великой армии.
Чичагов же был уверен, что союзники окажут ему сопротивление на удобной позиции на реке Турья, и промедлил там несколько дней, подтягивая войска и готовясь к сражению. Свою роль сыграла и самостоятельность Тормасова – важнейшие решения приходилось принимать после долгих совещаний двух командармов.
Предчувствия Шварценберга были правильны (чего не скажешь о его действиях): 12 (24) сентября Чичагов получил приказ Кутузова двигаться через Могилев «и далее» для угрозы «неприятельскому тылу». Однако этот приказ не был исполнен. Во-первых, Чичагов Кутузову не подчинялся – Александр I то ли случайно, то ли специально не давал ему на этот счет никаких инструкций. А во-вторых, 17 (29) сентября адъютант царя Чернышев привез пакет с планом Александра I, согласно которому Чичагову следовало направляться на Березину, где должны были соединиться корпуса Штейнгеля, Витгенштейна и Эртеля для окружения отступающей Великой армии.


Адмирал Павел Чичагов

Read more... )
qebedo: (Default)
Дунайская армия - 51 бат., 70 эск., 11 каз.п., 202 ор.

Командующий - адмирал П.В. Чичагов
начальник штаба - генерал-лейтенант И.В. Сабанеев
генерал-квартирмейстер - генерал-майор Б.М. Берг
дежурный генерал - генерал-майор А.Е. Ансио
начальник артиллерии - генерал-майор В.Д. Резвой

1-й корпус (генерал от инфантерии граф А. Ф. Ланжерон) - 12 бат., 10 эск., 3 каз.п.

22-я пехотная дивизия (генерал-майор С.А. Тучков 2-й) - 12 бат.
1-я бригада (генерал-майор М.А. Шкапский) - 5 бат.
Вятский пехотный полк - 3 бат.
Старооскольский пехотный полк - 2 бат.
2-й бригады - 2 бат.
Выборгский пехотный полк
3-я бригада (полковник И.Н. Дурново) - 5 бат.
29-й егерский полк - 2 бат.
45-й егерский полк - 3 бат.
22-я полевая артиллерийская бригада (полковник Колотинский)
(22-я батарейная, 41-я и 42-я легкие роты)



Read more... )


qebedo: (Default)
5. Церковь

Немалое значение для понимания позиции общества во время военных действий в 1812 году имеет отношение к воюющим сторонам церкви. Тем более что на российском юго-западе была не одна, а целых три церкви: католическая, униатская и православная.
С католической церковью особых проблем у войск армии Наполеона и его союзников не возникало. Во-первых, с 1809 года римский папа Пий VII проживал не в Риме, а в Фонтенбло, под присмотром французских солдат – из-за нежелания пересматривать условия заключенного ранее конкордата, договора о взаимоотношениях с Французской империей. И вся его переписка и канцелярская деятельность жестко контролировалась.
А во-вторых, католические священники в Литве, Белоруссии, Галиции и на Волыни были исключительно поляками, и активно поддерживали и создание Великого герцогства Варшавского и идею восстановления Речи Посполитой. Разветвленная церковная структура – священники-ксендзы и монахи разнообразных орденов – идеально подходила для подстрекательства, сбора и распространения информации. Собирательный образ такого «солдата церкви» – монах-бернардинец Соплица в романе «Пан Тадеуш» Мицкевича. А на территориях, «освобожденных» от русских войск, в католических соборах устраивались богослужения и торжества в честь «освободителей». С молитвами примерно такого содержания: «Великий Боже, Ты, который сотворил Наполеона из духа мужества, мудрости и доброты и предназначил ему одной рукой громить врагов Польского Народа, а другой – воздвигнуть его для счастливого существования, борьбы и обладания, прими от народа Твоего глубокую благодарность за чудо воскрешения и за все дары, которые посылает нам благость Твоя. Прими горячие молитвы за Помазанника Твоего великого, Наполеона, Императора и Короля».



Read more... )

qebedo: (Default)
4. Евреи

Помимо поляков, литовцев, украинцев и белорусов, составлявших большинство на описанных выше территориях, на театре военных действий и близ него проживали и национальные меньшинства, достаточно обособленные и многочисленные, чтобы иметь собственное отношение к происходящему. Речь идет в первую очередь евреях, сыгравших значительную роль в событиях 1812 года.
Долгое время польское государство было для них лучшим местом на земле – короли и магнаты не вмешивались во внутренние дела общин-кагалов, никаких религиозных гонений (кроме стихийных, инициированных снизу) не было. Более того, сложилась уникальная ситуация – с помощью системы откупов управление имениями фактически перешло из рук многих помещиков к еврейским посредникам. Так что «притеснял» крестьян-русинов и украинцев очень часто не польский пан, получавший откуп звонкой монетой, а еврей-управитель (именно на Украине появилось пресловутое словечко «жид», со всем негативным оттенком, обычно в него вкладываемым русским и украинским языками). Именно это, кстати, спровоцировало во время освободительной войны середины XVII века невиданный всплеск антисемитизма на территориях, контролируемых казаками – для историков-евреев имя Богдана Хмельницкого до сих пор почти так же проклято, как и все, что связано с холокостом.
С присоединением Литвы, Белоруссии, Украины и Волыни к Российской империи после разделов Речи Посполитой ситуация изменилась, и не в лучшую для евреев сторону. С другой стороны, Наполеон I относился к евреям весьма лояльно, и его кодекс предоставлял им массу недоступных ранее гражданских прав. Правда, и плата была достаточно высокой: замена кагальной автономии консисториальной организацией казалась гибельной для нации – разрушались жесткие рамки, внутри которых евреи сохранялись как монолитная общность. А российское еврейство как раз было весьма ортодоксальным – именно в Белоруссии появились хасиды, которым особой статьей «Положения» Александра I о сектах было дано право выделяться в особые синагоги внутри общин.
Именно поэтому вождь белорусских хасидов, рабби Шнеер-Залман, выразил отношение ортодоксального еврейского общества к обоим борющимся монархам в следующем пророчестве: «Если победит Бонапарт, богатство евреев увеличится и положение их [гражданское] поднимется, но зато отдалится сердце их от Отца нашего небесного. Если же победит наш царь Александр, сердца еврейские приблизятся к Отцу нашему небесному, хотя увеличится бедность Израиля и положение его унизится».



Read more... )
qebedo: (Default)
3. Украина

Собственно, в описываемое время понятия «Украина» как такового не существовало. В официальных бумагах существовали названия Малороссия и Новороссия – первое чаще применяли к Левобережной Украине (Харьков, Сумы, Чернигов), второе к южным областям, отвоеванным у Турции (Херсон, Николаев, Таврия). Об «Украйне», скорее всего, чаще вспоминали поляки, называвшие эти земли так тогда, когда они действительно были «краем», границей Речи Посполитой. Однако все эти территории ныне входят в состав Украины, и поэтому удобнее пользоваться этим термином, чем двумя другими. Тем более что местное население все-таки обладало национальным самосознанием – хотя бы отрицательным, проводя четкую границу между собой и «москалями». Хотя и русинами, как жители Волыни и Галиции, себя не называли: даже в современной Украине до сих пор существует разница между восточными украинцами и «западенцами».
Понимало этническую особость украинцев и царское правительство, как центральное, так и местные власти. Их опасения вызывали не только польские помещики. В 1811 году, после грандиозного пожара на киевском Подоле, была создана комиссия во главе с уже знакомым нам генералом Эртелем, которая искала «таємних паліїв» (тайных поджигателей). На дорогах выставили заставы, ловившие всех беспаспортных: «если тот человек будет простого звания, то прислать его за караулом в нижний земский суд, а ежели будет проезжать какой человек состояния знатного и никакого письменного вида не будет иметь и не будет никому свидущ, чили знаком, такого пристойно упросить, дабы он обождал до резолюции, и зараз давать о сем-же знать нижнему суду или земскому исправнику». Для Украины, не знавшей до той поры паспортов, это было равнозначно тому, что мир перевернулся. Ажиотаж улегся не сразу, только после того, как киевский губернатор Милорадович сумел убедить центральные власти в том, что «пожар приключился единственно от безпечности и неосторожности хозяев или от шалости и неудовольствия домашних служителей».



Read more... )
qebedo: (Default)
2. Волынь

Волынью в описываемый период называлась территория современных Волынской и Ровенской областей Украины, а также окрестности города Бреста (Берестье). От Польши и Литвы с Белоруссией ее отличал и этнический состав населения, и историческое развитие. Населенная западными украинцами (называвшими себя русинами), она никогда не входила в Великое княжество Литовское: в XIV веке она в составе территории Галицко-Волынского княжества была присоединена к королевству Польскому. С тех пор здесь никогда не было ни элементов местного самоуправления, ни русского языка в делопроизводстве, как в Литовском княжестве, а православная церковь в конце XVI в. приняла унию, и потому национально-освободительная борьба, разгоревшаяся на Украине в XVII веке, затронула Волынь в гораздо меньшей степени. Все это привело к гораздо большей полонизации, чем даже в той же Литве, не говоря уж о Белоруссии.
Именно поэтому местные помещики (практически на 100% этнические поляки) встретили разделы Речи Посполитой и переход в подданство Российской империи очень негативно. Правда, этническая неоднородность (помещики – поляки, крестьяне – русины, посредническая прослойка – евреи) всегда приводила к тому, что брожение шляхты не поддерживалось индифферентными простолюдинами, и до серьезных столкновений и в 1794, и позднее, в 1830-1831, не доходило.



То же самое происходило и в 1812 году. Фраза из дневника князя Вяземского: «Поляка ни одного к нам приверженного, но многие напротив», как нельзя более полно отражает отношения волынских обывателей к русской армии и военным действиями в целом. Это, кстати, непосредственно влияло на ведение боевых операций: «30-го. Мы по сю пору еще не знаем, где неприятелские корпусы расположены и какое их намерение, – мало денег, нет верных шпионов. Обыватели преданы им, жиды боятся виселницы». Характерно, что мысль об использовании крестьян-русинов генерал-майору Вяземскому даже не приходит в голову, что свидетельствует о том, что они ничем своих симпатий к какой-либо из сторон не проявляли.
Более того – польские исследователи отмечают, что после вторжения на Волынь дивизии Косинского в ее составе появились 500 местных добровольцев – довольно мало для констатации «всеобщего восстания», но достаточно, чтобы опровергнуть тезис о том, что «население Волыни захватчиков не поддержало». Хотя, без сомнения, распространявший прокламации, призывающие поляков встать на его сторону, Косинский явно рассчитывал на большее.
Причины же такой индифферентности населения Волыни лежали на поверхности. «Армия наша оставалась в Городце для снабжения себя провиантом. Снабжали себя посредством чрезвычайной фуражировки – то есть без всяких раскладок, а что кто где нашел, то и берет. Сверх того выгоняли мужиков жать, молотить и молоть, и таким образом армия снабдила себя на 10 дней. – Водкою и мясом продоволствованы войски также контрибуционно, лошадей продоволствовали также чрезвычайною фуражировкою…» Саксонские и австрийские войска, хозяйничавшие в Берестье и на Волыни после Городечны и Волковыска, вряд ли вели себя по-другому. А пришествие «братьев-поляков» Косинского было лишь кратковременным эпизодом. Волынь стала основным театром военных действий на Юго-Западном направлении в 1812 году, и ее населению сполна досталось от солдат и офицеров обоих сторон. «Земля стонет. Зимою будут люди мереть с голоду, естли неприятель сюда взойдет», - писал Вяземский.

qebedo: (Default)
Интродукция: Война и люди

1. Литва и Белоруссия

Литву в том смысле, которое в это слово вкладывали в начале XIX века (собственно Литва и Белоруссия), нельзя рассматривать как нечто единое. Во-первых, существовало четкое этническое разделение, закрепленное в разделении социальном: подавляющую часть помещиков и дворян составляла польская шляхта, а крестьянами и горожанами были литовцы, белорусы (хотя самих этих двух понятий тогда, кроме разве слова «литвин», обозначавшего скорее географическую принадлежность, не существовало) и евреи (о которых речь отдельная и ниже). Во-вторых, в результате военных действий Литва оказалось разделенной на три условных территории – созданное Наполеоном марионеточное княжество Литовское, Могилевская и Витебская губернии (собственно, и называвшиеся тогда Белой Русью), управлявшиеся специальной комиссией и окрестности Бобруйска и Мозыря, где, благодаря русским войскам, сохранялась старая административная система. Поэтому и отношение к происходившему было различным у людей разной национальности и места жительства.
Перед войной Александр I пытался заигрывать с литовской шляхтой, поощряя проекты магната Михаила Огинского (соратника Косцюшко и автора знаменитого полонеза). Князь мечтал о полунезависимом Литовском княжестве во главе с наместником из какой-нибудь родственной Романовым княжеской фамилии (например, герцогов Ольденбургских), встречался с магнатами и даже обещал им министерские портфели и генеральские должности в будущей литовской армии. Царь сознательно подогревал амбиции Огинского и другого «патриота», князя Друцкого-Любецкого, выпустив в ноябре 1811 года указы о разрешении платить часть податей хлебом, об уравнении в податном отношении Виленской губернии с остальными и др. Однако «заглотнули наживку» только некоторые магнаты; большая же часть шляхты оставалась враждебной.


Вильно в начале XIX века

Read more... )
qebedo: (Default)
6. «Наступление» на Киев и «малая война» на Волыни, в Полесье и Северской Украине

Основные силы союзников и 3-я западная армия примерно на месяц остановились друг против друга в лагерях на разных берегах Стыра. Армия Тормасова расположилась вдоль реки следующим образом:

  • Основной лагерь напротив Луцка – Тверской и Владимирский драгунские,  Мячина казачий, один батальон Апшеронского, Нашебургский, Куринский, Витебский, Тамбовский, Костромской, Днепровский, Владимирский пехотные, 13-й, 14-й и 38-й егерские полки;

  • Отряд Ламберта при Торговице – Александрийский гусарский, Власова казачий, 10-й егерский, Ряжский и Козловский пехотные полки;

  • Отряд Хрущова у Михайловки – Арзамасский драгунский и Якутский пехотный полки;

  • Отряд Кнорринга у Берестечко – Татарский уланский, Евпаторийский татарский и башкирский полки;

  • Отряд Чаплица, расположенный от Рожищ до Жидичина – Павлоградский гусарский, один батальон Лубенского гусарского, Таганрогский драгунский, Колыванский пехотный и 28-й егерский полки;

  • Отряд Мелиссино при Колке – четыре сводных гренадерских батальона и один батальон Лубенского гусарского полка.

Повсюду на Стыре мосты были сожжены.
Противники запасали провиант, создавали склады и продовольственные магазины; к ним подходили подкрепления. Корпус Шварценберга по настоянию Наполеона и согласно австро-французскому договору был пополнен до штатной численности в 32 000 человек: вместо пехотных полков Альвинци и Вюрцбурга из Галиции прибыли Лихтенштейна, Дуки и Эстерхази пехотные и Лихтенштейна и Бланкенштейна гусарские полки. К VII корпусу Ренье присоединилась польская бригада Квасьневского – около 1000 человек. Таким образом, общая численность группировки союзников на Волыни составила около 46 000 человек.


Генерал-лейтенант Александр-Луи [Федорович] де Ланжерон

Read more... )


qebedo: (Default)

5. Отступление на Волынь


Все то, о чем было написано в предыдущем параграфе, известно как по русскоязычной, так и по иностранной литературе. Однако следующий, и немаловажный, период, отступление Тормасова с 1 (13) по 15 (27) августа, на удивление скупо освещено в русской и советской исторической литературе. Только Абалихин посвящает этим событиям два абзаца, упоминая о 13 крупных боях, в которых 3-я армия нанесла урон врагу в 11 000 человек. Втрое больше, чем при Городечне! Такие важные две недели явно требуют более подробного описания.

В ночь на 1 (13) августа, во время отступления Тормасова от Городечны, австрийские конные полки, драгунские Левенера и Риша и легкоконный Гогенцоллерна, столкнулись с русским арьергардом, без особого результата и потерь.

Позже в этот же день состоялись бои у Тевелей и Стригова. Армия Тормасова отступала через Кобрин. Отряд Чаплица соединился с основными силами (несмотря на старание, спасти все продовольствие не удалось – 139 четвертей хлеба были отданы местным жителям), и был послан сменить отряд Хованского, задерживавшего наступление союзников у села Тевели (38-й егерский полк под командой генерал-майора Удома, Павлоградский гусарский полк и 6 конных орудий, в Кобрин ушла только пехота). Он сдерживал неприятельскую кавалерию до тех пор, пока в 6 часов утра австрийская пехота атаковала при поддержке артиллерии. Чаплиц держался, пока не подошел арьергард Ламберта. Тем временем австрийская кавалерия попыталась атаковать отступающую из Кобрина колонну. Ламберт приказал отходить; при отходе отряд Чаплица был опрокинут и бежал. Для того чтобы задержать врага, генерал-майор Удом выстроил на равнине у села Стригова 38-й егерский полк и отражал атаки. То же сделал и генерал-майор Вяземский у села Лехта с 13-м и 10-м егерскими полками. Русские, хоть и в беспорядке, смогли отойти к Кобрину. Однако тут прискакавший генерал-майор Сиверс, начальник артиллерии армии, скомандовал общее отступление («чтобы всякой полк бегом присоединился к армии»), и отход превратился в бегство. Потери этого дня составили для 3-й армии 500 человек.


Фельдмаршал-лейтенант Винченцо Федериго Бьянки

Read more... )


qebedo: (Default)
4. Шварценберг идет вперед
21 июля (3 августа) о капитуляции бригады Кленгеля узнал Наполеон, и тут же отдал приказ об объединении корпусов Шварценберга и Ренье. Австрийцы, успевшие дойти только до Слонима, 22 июля (4 августа) соединились там с войсками VII корпуса, и перешли в контрнаступление.
Первая серьезная встреча русских и австрийских войск состоялась 26 июля (8 августа) у селения Картуз-Береза. Сторожевой отряд майора Коханова, четыре эскадрона Павлоградских гусар и казачий полк (около 1200 сабель), был атакован австрийскими гусарами полка кайзера, которые их сначала выбили из села, но после контратаки отошли, потеряв двух пленных. Князю же Мадатову в Сельце не так повезло – он вынужден был отступить, так как его атаковала не только кавалерия, но и пехота с четырьмя орудиями. Это вынудило, в конце концов, отступить и Коханова. Австрийцы насчитали 60 убитых русских. Мелиссино впоследствии докладывал о том, что австрийцы привели в Слоним «в зеленых (то есть, российских – Д.К.) мундирах гусар и драгун 331 человека и два казака, взятых против Картуз-Березы»; Тормасов же рапортовал только о 36 убитых и 79 раненых русских, а так же 70 пленных австрийцах.
В тот же день направившийся на Белосток Татарский уланский полк под командой полковника Кнорринга напал у местечка Заблудова на отряд саксонской пехоты и австрийской кавалерии под руководством губернатора Белостока генерала Ферье. Союзники бежали, Белосток был занят, Кноррингу достались 95 пленных. Через два дня уланы отошли к отряду Ламберта у Пружан.
На следующий день отряд Чаплица имел стычку с австрийцами у Сегневичей. Генерал получил приказ отходить к Антополю и эвакуировать продовольственный обоз, собранный с таким трудом: плоды «распорядительности» Тормасова. Австрийцы атаковали посты Павлоградского и Лубенского гусарских полков (6 эскадронов); те держались, пока не показалась пехота и артиллерия противника. Тогда гусары отошли под прикрытие позиций 13-го егерского полка, огонь которого остановил неприятеля и позволил его контратаковать. Австрийцы отошли, перегруппировались и атаковали вторично, вынудив, в конце концов, весь отряд к отступлению. Раненых и убитых Чаплиц указал «небольшое число»; Вяземский же, командовавший пехотой, указывает на потерю 76 человек.
28 июля (10 августа) уже весь отряд Ламберта был атакован у Пружан. После того, как полк гусар Кинмайера обошел фланг русской позиции, Ламберт отвел отряд по Кобринской дороге. На дамбе у Козиброда батальон егерей с тремя орудиями попытался задержать австрийцев; полковник Зюден с 5-м егерским батальоном взял позицию штурмом и захватил одно орудие. На помощь ему подошли граничары батальона Санкт-Георга и полковник Баконьи с батальоном пехотного полка Дуки, и русские егеря отступили.


Карл Филипп цу Шварценберг
Read more... )

Profile

qebedo: (Default)
qebedo

July 2017

S M T W T F S
       1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 1415
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 21st, 2017 10:33 am
Powered by Dreamwidth Studios