qebedo: (Default)
Автократор, он же василевс ромеев, кириос Мануилос Комнен, второй этого имени, нахмурил брови, недовольно уставился на великого логофета Георгиоса Сфрандзи и трубным голосом вопросил:
"Как это бесследно пропали?"
Сфрандзи предпочел потупить глаза и отступить на шаг, давая понять, что отвечать должен великий дука, командовавший флотом Никитас Оорифа, который и принес тревожное известие. Моряк замялся, изобразил на лице тяжелое умственное усилие и забубнил густым голосом:
"Отплыли из Фессалоник на венетианском торговом корабле в Афинон - и пропали. В Афинон не приходили, в Фессалонику не возвращались".
байло Поло тоже никаких известий о том корабле нет", - поспешно добавил мистик Никифорос Акоминат.
Автократор перевел взгляд тяжелых очей на друнгария стражи Мануилоса Апокавка. Тот развел руками:
"Следят мои люди и за подеста еновейским Джустинианом, и за кириосом патриархом, и за знакомыми нам ипотесами Иоанна в Цареграде - ничего пока не выяснили. Все как воды в рот набрали".
Василевс метал очами молнии и пыхтел громом. Сановники чаяли великую беду и тревожно разглядывали мраморный пол. Спасительными звуками прозвучала речь деспота Алексиоса Комнена, который вкрадчиво, аки рысь, подошел к брату и едва слышно произнес:
"Распусти синклит, ибо что известно троим - знает и свинья!"
Когда царь и его правая рука остались наедине, кириос Алексиос вынул лакие-то пергамены и развернул их перед братом:
"Имею известия от Никифораса Григоры о том, что в Смирне он схоронился и ждет вестей о розыске. Человел нам на сей раз нужен ловкий и умный, привычный распутывать великие тайны и добиваться истины от любого, кто ее скрывает".
Мануилос недоверчиво поглядел на брата.
"И есть у тебя такой человек?"
"Имеется. Логариаст, сиречь мытарь, наторевший в отыскании казенных денег, таинственно исчезающих в карманах самых разных чиновников при дворе и в фемах. Человек он странный, ибо сын сарацена и латиникиянки, но дело свое знает. Мать назвала его Скаралукасом, а отец - Хамсой".
Автократор поперхнулся:
"Скаралукас... Хамса. Язык сломишь".

(Конец первой части)



qebedo: (Default)
Соратники, не сговариваясь, решили отплыть на ближайшем торговом корабле в Афинон - Псевдокодиносу сие присоветовал человек, справившийся о латиникийской Псалтыри, Акритасу - всё тот же шмыгавший носом влах, Продромос с утра кричал, как дурашливый: "В Афинон, к  афинонянам!", а Индикоплевст молча со всем соглашался, кивая головой.
В пути Космас развлекал сотоварищей историей о том, откуда в Елладе появились латиники, как они прибрали к рукам Афинонский дукат, и отчего так содеялось, что распоряжаются там нынче каталани, грозные воины и беспощадные пираты. Поведал о походе латиников на Цареград в правление Исаака и Алексеоса Ангелосов и о разделе между ипотесами-фраги захваченной ими половины автократии, а також о том, как один из них, Офон Делярос, принял на себя достоинство мегакироса (великого господина) Афинонского, позже получив от короля фраги титулование герцога, или, по-ромейски говоря, дуки. Рассказал о том, как правили его дети и внуки, вплоть до Готье Дебриена. А потом перешел к удивительной истории Розе Дефлора:
"Обитал в земле латиников храбрый всадник - ипотес по-нашему, экс или эквитес по-ихнему - коего разные люди звали разно, одни Руджерио да Фьоре, другие Рутгер Блюм, а ромеям он известен как Розе Дефлор. Служил он автократору латиников и весьма приуспел в морском разбое и смелых набегах. Когда же господин его завершил войну и установил мир, Дефлор, не желая возвращаться в былое скромное свое положение, набрал на свои средства отряд наемников-каталани - прозывавшихся сараценским словом альмогавары, ибо за многие века войн с сараценами и маврами иверийцы многое от них переняли - и отправился с ними на восход, в земли автократора ромеев, деда нынешнего царя, который воевал тогда сильно с турками. Себя Розе и его сотоварищи прозывали Каталанской бандой, и помощь их, как людей отважных и в воинском деле искусных, пришлась весьма кстати.
За подвиги и достижения автократор сделал Розе сперва великим дукой, командиром флота, а затем даже возвел в достоинство кесаря и отдал ему в жены свою племянницу, дочь царя вульгар. За что возненавидели Дефлора еновейцы, оклеветавшие его пред царем и подговорившие убить, дабы не платить ему и его людям полагавшегося немалого жалованья. На большом пиру в Адрианополисе Розе и многих его соратников убили варанги из гвардии автократора. Но большая часть альмогаваров и их командиров уцелела в лагере за стенами города, и..."
Уставившийся в линию горизонта катепан прервал журчащую речь Индикоплевста:
"Нас быстро догоняют два корабля. Думаю, к полудню смогут атаковать".



qebedo: (Default)
Богато одетый человек с густой окладистой бородой, увенчанный странной шапочкой с перьями экзотических птиц, свисавших долу, внимательно смотрел на своего собеседника, сохранявшего молчание - то ли почтительное, то ли слегка насмешливое, разобрать было нельзя из-за полумрака, царившего в келье. Из-за этого байло цареградских венетиан Марко Поло слегка нервничал, но виду не подавал, сохраняя бесстрастное лицо - годы, проведенные при дворе Великого Каана стерли печать любого чувства с его непроницаемого лица.
"В Катае у Кубла-хана был один местный мастер, показывавший мне разные диковинные штуки - механисмос, постоянно указующий стрелкой на север, порошок, разрывающий камни на куски, тончайший пергамен, который делают из растений. Но даже там я не видел ничего похожего на то, о чем ты рассказываешь. Боюсь, в Венетии никто не сможет грамотно пользоваться таким механисмосом. Может, в Болонье кто разберется? Там у них есть университас... Но в любом случае, такая небольшая страна, как наша, лучше себя будет чувствовать в союзе с великой державой, чем оставшись с великой тайной посреди иных держав, кто жадет тайну сию заполучить. Посему, пусть владеет всем, что вы найдете, автократор. Моя же забота - чтобы это не попало в руки безбожных сараценов, еретических вульгар, чертовых еновейцев. Да вообще всех, кто не автократор ромейский! Про то вот тебе цехин с особою насечкой - покажи его любому венетианскому воину, торговому человеку, моряку, и они тебе будут служить, как мне служили бы, да тайну сохранят под страхом смерти и изгнания всей своей семьи".
Поло помолчал, дав его собеседнику время сказать что-нибудь, буде у того желание. Однако тот продолжал хранить тень на своем лице. Байло, вздохнув в ответ каким-то своим потаенным мыслям, продолжал:
"По всему судя, еновейцы и подеста их цареградский, Джустиниан с Хиоса, с ипотесами Иоанновыми в сговоре, да не одни, а с патриархом. Так что я бы вам советовал перебраться сперва в Афинонский дукат, коим нынче распоряжаются каталани и их вождь Тирант Бланко. Они кефалики, потому патриарху там вас не достать, но с ипотесами не ладят, как и с еновейцами. А парочку порядочных венетиан вы там как раз найдете. Особливо же стерегись архонта Роктислева из Галикии - думаю, метит он не для своей дочери порфиру царскую заполучить, а для себя, да не в Тарнове, а в Цареграде..."
"Архонта оставь на мои старания и попечения - я знаю, как его укоротить в тех местах, где он слишком велик".
Собеседник Поло подался вперед, и мерцающее пламя свечи наконец-то высветило кривую ухмылку на устах Феодора Продромоса...



qebedo: (Default)
Как и приказывал ему друнгарий виглы Мануил Апокавк, Акритас каждый день в урочный час дежурил на рыбном рынке. В то утро к нему подошел небольшой, постоянно шмыгавший носом влах, нараспев произнесший приветствие от его матушки. Дигенис пошел за ним, но как всегда и везде, незметным движением подтянул пояс с ножом под правую руку, а левой подергал рукав, чтобы потайной кинжал быстро и легко скользнул в ладонь при первой же надобности.
Надобность пришла, когда за воротами дома, куда более просторного и светлого, нежели казался с улицы, на него напали два вооруженных турка. Увернувшись ловко от обоих киличей (они изогнуты к нападающей стороне, и потому бьющий им перед собой должен подаваться вперед, иначе уклониться от удара можно легким движением), катепан метнул потайной кинжал в горло левому нападавшему, а второго удалил носком сапога в колено, а когда тот припал на разбитую ногу, всадил сверху выхваченный с пояса нож в основание шеи.
Игра, впрочем, только начиналась - во двор выбежали четверо вульгар, размахивая копьями, а коварный влах со скрипом запахнул ворота и заложил их толстым засовом. Акритас, завладевший киличами убитых турок, без труда перерубил копья всех нападавших - нужный угол замаха и силу удара им показал комит, когда юнцами они еще постигали ратную науку на турецкой границе. Тогда один из вульгар кинулся ему в ноги, чтобы сбить оземь и дать своим товарищам возможность скрутить упавшего Дигениса. Но тот с легкостью белки перепрыгнул рухнувшую тушу, умудрившись в полете кончиком клинка достать его шею.
Отбиваясь от троих оставшихся врагов, вынувших мечи, обоими киличами по-македонски, катепан прикидывал возможный путь к бегству, ибо, потеряв внезапность, потерял и все шансы справиться одному с тремя противниками. Применив стратагему, которой его учил стратопедарх тон монокабелон, инспектор кавалеристов, гласившую ищи спасение в самой гуще врагов, он проскользнул к крыльцу и бросился внутрь дома.
Вбежав в просторный покой, Дигенис вынужден был остановиться, увидав себя окруженным полутора десятком с ног до головы одетых в доспехи русов с обнаженными длинными мечами и узорными щитами. А прямо перед ним стоял высокий широкоплечий мужчина с ровной бородой с проседью и в богатом платье, выдававшим большого вельможу. Он абсолютно неожиданно широко улыбнулся и начал хлопать ладонью о ладонь - как делают латиники, которые хотят выразить свое восхищение мастерством артиста или атлета.
"Троих моих лучших гридей убил - и ни царапины! Да ты и впрямь такой ловкий малый, как рассказывал о тебе твой кириос Мануил. Пожалуй, план вот прямо сейчас резко поменялся, и я оставлю тебя в живых. Опусти оружие - тут тебя более никто не тронет, в том даю свое слово я, архонт Роктислев из Галикии..."



qebedo: (Default)
Дом вульгарина Смилеца оказался на диво просторен и светел, чего нельзя было сказать, наблюдая его с улицы. Георгиос Псевдокодинос проследовал за хромым слугой в покой, куда после недолгого ожидания вышел высокий широкоплечий мужчина с ровной бородой с проседью и в богатом платье, выдававшим большого вельможу. На незнакомом ромею языке он отослал слугу фразой: "Idy Smilez zhdy kak pozovu". Внимательно посмотрев на Псевдокодиноса, господин усмехнулся, провел рукой по наборному поясу, на котором висел большой кинжал, а затем вынул из-под плаща книгу, в которой проталлогатор без труда узнал латиникийскую Псалтырь. Ромей поклонился и произнес:
"Слушаюсь твоих приказаний, архонт Роктислев!"
Собеседник изломил густую русую бровь и спросил с небольшой толикой удивления:
"Почто знаешь мое имя?"
"Посольство твое с предложением руки царевны вульгар сыну автократора в Фессалониках гостит, про то каждая собака на базаре брешет. В доме вульгарина важный вельможа говорит по-склавински с хозяином, и тот его бестрепетно слушает. К тому же на пальце твоем перстень золотой со львом вульгарским, каковой носит только царь оной державы, либо его тесть и великий логофет, то есть ты, кириос Роктислев из Галикии".
Архонт усмехнулся то ли недобро, то ли просто показав ровные белые зубы:
"А ты и вправду так умен, как о тебе говорили люди Георгиоса Сфрандзи. Потому не стоит с тобой в тайны играть, знай дело, как оно есть - всё одно ты мне сейчас тайну куда более великую поведаешь. Царь Асен Тертер болен и на ладан дышит, потому и спешу дочь его и внучку свою выдать за ромейского принца, дабы иметь от автократора помощь в борьбе за корону. Сие ему выгодно, поскольку сына мне бог не дал, и станет ромейский царевич после меня царем вульгар - потому и помогает мне великий логофет Сфрандзи".
Псевдокодинос в подробностях изложил то, что прознал из письма Никифора Григораса с прибавлением того, что тот перед тем объяснил изустно. Зять короля угров, тесть царя вульгар и архонт Галикии (из земли этой росской его еще в молодости соперники прогнали, но Роктислев продолжал себя так титуловать) слушал внимательно, несколько раз переспрашивая, затем немного помолчал и молвил:
"Да будет тебе известно, проталлогатор, что родился я не в Вульгарии и не в Угрии, и даже не в Галикии, а в архонтстве моего отца и братьев - Чернограде.Там жило много куман, коих мы, росы, зовем polovtsy. И один архонт, или по-ихнему бек, любил говорить, что если бы люди знали будущее, то жили бы в мире, согласии и страхе божьем, ибо решались бы лишь на то, чего достичь в состоянии, а не чего их беспокойная душа пожелает. Ты же мне говоришь, что ромейский автократор заполучит в свои руки механисмос, с помощью которого будет знать будущее любого человека в мире... Либо царь ваш станет величайшим правителем на земле, затмив славою Александроса Мегаса, Траянуса и Карломана Фраги, либо превратится в великого тирана, превзойдя в сем автократора Неро или царя тахарского. В любои из сих случаев разум говорит мне держаться его стороны. Посему отправляйся к своим сопутникам, а я вести твои передам великому логофету. Ну и жди того, кто скажет тебе слово о Псалтыри латиникийской..."


qebedo: (Default)
Укрытие Григорас и его спутники нашли на Венетианском подворье, в большом торговом и жилом квартале близ центрального рынка, где обитали латиики. Староста квартала, байло, оказался предупрежден о том, что они в городе, и согласился дать кров и пищу, а через несколько дней, пока шумиха утихнет, вывезти гостей из города в том направлении, которое они укажут. Когда Псевдокодинос попытался узнать, чем все они будут обязаны венетиянину за эти услуги, Продромос скорчил заговорщицкую гримасу и пропищал: "За всё уплочено!"
Наутро совершенно неожиданно четверо сотоварищей узнали, что Григорас ночью покинул Фессалоники и отбыл кораблем на восход, в Смирну, где рассчитывал укрыться при дворе епископа, его соученика и старого друга, откуда доберется до Цареграда. Но для того, чтобы всё-таки выполнить свое поручение, он оставил послание, написанное ефиопскими письменами - видимо, знал от кого-то, что Индикоплевст их понимает.
Вот что гласило послание с того места, где Григорас рассказывал о том, на чем их прервали люди митрополита:
"...Древние сочинения по механике рассказывают, что еще еллины, до того, как стать ромеями, знали способ изготовления удивительного механисмоса, который может показывать не токмо расположение в разное время Солнца и Луны, а також разность их положений друг к другу по лунным фазам, но и одновременно при сем положение еще пяти небесных тел - Ермиса (каковой латиники зовут Меркуриосом), Афродити (или Венус), Ареса (или Марса), Диаса (или Юпитера) и Кроноса (или Сатурнуса). Таким образом то, на что у астрологов уходят долгие часы, потраченные на вычисления орбит этих планет в разные годы, происходит с помощью одного поворота механисмоса, вдобавок к тому с гарантией от ошибок в вычислениях.
Таким образом, механисмос сей был бы уникален для предсказаний будущего, вдобавок и для мореплавания стал бы большим подспорьем. К сожалению, секрет изготовления его утерян, но из древних сочинений доподлинно известно, что один такой был изготовлен во времена Помпеоса Мегаса на Родосе и похищен пиратами, обосновавшимися на острове Антикитира, из-за чего тогда Помпеос начал с пиратами войну и разгромил их, но механисмос так и не нашел. Долгие века считали чудесный сей предмет утерянным, пока несколько лет назад один сарацин, захваченный в плен во время разбоев на море, не признался, что слышал, будто некая семья на Крити хранила его в течение поколений, веруя в то, что непонятный сей предмет принадлежит покинувшему их народ богу морей Посейдонасу, который вернется за ним и восстановит было величие морских разбойников. Сарацину секрет сей выдала невольница, служившая в той семье, а потом захваченная во воремя нападения на остров.
Естественно, что в указанное сарацином поселение в великой тайне был послан специальный чиновник канцелярии автократора, протонотарий Никитас Палеофагос, но никаких вестей от него после прибытия на место не было. Посему всем вам четверым следует отправиться в то место и выяснить, что произошло с протонотарием, а после продолжить его миссию, с ним или без него, разведать, где может находиться необыкновенный механисмос, и доставить его лично в руки автократору".
В заключении послания с помощью математического счисления было указано точное место, где надобно начинать поиски.



qebedo: (Default)
Read more... )
Акритас прикидывал, скольких из стражников он сможет уложить сразу, пока они повернут свои неповоротливые толстые задницы и что-нибудь смогут сделать. Индикоплевст по опыту общения с разнообразными восходными варварами знал, что главное - сохранять спокойствие и ждать выгодного момента для объяснения. А Псевдокодинос внезапно вынул из-за пазухи пергамен с привешенной к нему большой печатью на шелковом шнуре, в тексте которой несколько начальных строк после титулования было начертано пурпурного цвета чернилами.
"Ведомо ли тебе, поповщина, что это такое? Это хрисовул, сиречь грамота, содержащая саморучно автократором написанные словеса - вот здесь, порфировыми чернилами. И выражает она царскую волю, коей не токмо ты, червяк, но и сам кириос митрополит и архиепископ, хозяин твой, перечить даже думать права не имеют. Читай, смерд, если грамоте учен! Вот тут, лично автократором: Предъявитель сего действует с моего ведома и во благо всей автократии ромеев".
Поп от обрушившейся на его голову внезапной горы сведений впал в ступор и переминался с ноги на ногу, будучи не в силах сообразить, что должен делать. Продромос рявкнул на него так, что один из стражников даже выронил копье:
"Не понял, стоеросина? Пошел вон отсюдова, если не хочешь, чтобы тебе на цареградской площади за неповиновение приказу автократора сперва бороду всю щипцами выдрали, потом очи каленым железом вынули, затем язык твой поганый вырвали, а в глотку свинца плавленного залили? Ни нас, ни мужа этого ученого, коий нам требуем для выполнения особой службы царской, пальцем не тронешь, иначе твой же кириос митрополит тебя в клетке железной в Цареград отвезет, чтобы от себя беду отвесть!"
Стражники заколебались, а на лице у попа появилось беспомощное выражение - когда мысль еще голову не посетила, но из пятой точки уже поднимается страх. Довершил дело грозный рык катепана:
"Уноси свои грязные ноги, пока я тебе горло не перерезал, смерд..."
Дожидаться, пока Акритас обнажит свой широкий клинок, никто не стал - поп со стражниками, топоча, как стадо елефантов, убегали по коридору. Псевдокодинос повернулся к Григорасу и сотоварищам и своим обычным ровным голосом произнес:
"Давайте быстрее покинем сие небезопасное место. Особливо имея во внимание то, что хрисовул не настоящий..."



qebedo: (Default)
То, о чем рассказывал Григорас, Индикоплевст и без того уже хорошо знал, но сохранял почтительный вид в присутствии уважаемого и многознающего человека. Продромос имел свой обычный вид, по которому невозможно было понять, что он знает, а что нет, и с этим видом он преувеличенно поглощенно разглядывал карту земной тверди, сработанную сараценскими мастерами на шелке с вышивками и росписью в несколько цветов, на коей были изображены диковинные звери и птицы. Акритас же и Псевдокодинос внимали с раскрытыми ушами, ибо разговор шел о вещах чудных и необычных для них.
Григорас объяснял, что все эти механисмосы, в особенности астролявон и врахиолия, служат прежде всего кормчим в неизведанных морях, например, Понте Еретрейском, или Индийском, дабы с помощью сочетания времени и пройденного расстояния определять, где судно находится в данный момент - знание, от какового зависит жизнь моряков, которым необходимо рассчитать количество припасов и, самое важное, воды для длительных переходов. Также эти сведения помогают в ведании морских течений и направления ветров, с помощью каковых можно сокращать время пути - а если не ведать о них, то случается и попадать в смертельные ловушки.
Однако для империи, и конкретно для автократора, знания сии не так важны, ибо моря, в которых издревле плавают ромеи - Понт Евксинский, Егейский, Адриатический и прочие места Месойоса, Понта Средьземельного, давно изучены и описаны. И посему главным полезным свойством этих вещей становится возможность с их помощью рассчитывать точные места прохождения светил по небесным дискосам в конкретные моменты времени - сведения, необходимейшие для науки астрологИи, каковая предсказывает будущее, и оттого наиболее полезна в управлении империей. Однако как и всё, что сотворено человеком, а не богом, механисмосы эти несовершенны - чтобы, к примеру, определить положение светил много лет тому назад, в момент чьего-либо рождения, без чего астрология обойтись не в состоянии, нужно делать много вычислений по сложным таблицам и рисковать постоянно ошибаться. Но есть из этой ситуации выход...
С этого момента даже Индикоплевст насторожился, ибо речь пошла о вещах, ему уже неведомых. Но, к большому его сожалению, дверь в покои распахнулась, и в оные ввалился какой-то толстый поп, заросший бородой по самые глаза, сопровождаемый кучей вооруженных стражников, и громогласно заявил, что имеет повеление митрополита взять Никифора Григораса, а також и всех присутствующих, под стражу для выяснения обвинений в тайной ереси.



qebedo: (Default)
Рыбный рынок в Фессалониках был похож на все рыбные рынки в империи, разве что был больше обычных - кроме цареградского. Потому никого из четверых не удивило обилие самых разных персонажей, снующих между рядами со всем тем, что можно наловить в самом Понте Евксинском и на его берегах. Чернявые арменские воины и поселенцы; ромейские рыбаки, а особенно горластые рыбачки; пронырливые сарацены - из Мисра и из самого Вахдати; воровато зыркающие турки; вульгари в высоких меховых шапках; мнихи, торгующиеся как менялы, и менялы-евреи с окладистыми бородами, важные, как протопапасы; латиники-венети и латиники-еновейцы, даже тут ругающиеся друг с другом; скотогоны-влахи в овчинных тулупах и с неистребимым сельским недоверием на лицах; и даже парочка георгьян в винной лавке, распевающих какую-то веселую песню на два голоса. Все сновало, текло, шумело и неистребимо воняло рыбой, так что никто из четверки не заметил, откуда вынырнул щуплый служка, шмыгающий носом, который гнусавым голосом попросил арменикийские монеты для размена.
Дом, куда он их отвел, стоял на задворках резиденции архиепископа, настоящего хозяина Фессалоник, и принадлежал кому-то из управителей митрополичьего подворья, причем, судя по размерам и обустройству, человеку не последнему. Однако комната, в которую их провели молчащие, словны рыбы, слуги, более походила на кабинет ученого, будучи заставлена столами и полками, на которых лежали книги и кипы бумаг вкупе с разнообразными приспособлениями, среди коих Индикоплевст распознал астролявон - механисмос для наблюдения за светилами небесными и вычисления времени и расстояний, а также врахиолию, называемую латиниками сфера армилла - несколько колец друг в друге на подставке, изображающих дискосы неба, которой астрономосы использовали примерно для тех же самых целей. Псевдокодинос глядел на эти замысловатые вещи с фатализмом истого чиновника, Акритас опасливо прикидывал, как бы чего не уронить, а Продромос весело пощелкал по оным пальцами и просвистел что-то вроде: "Вот такая вот фигня!"
При этих словах в комнату быстро вошел высокий худой человек с седой бородой, одетый словно мних, но безо всяких знаков свящества и со столь сверкающими глазами, что даже Акритас, видевший его всего раз в походе в свите автократора, узнал сразу - это был Никифор Григорас, самый умный и ученый человек во всей ромейской империи. Посмотрев на Продромоса, он внезапно усмехнулся, встопорщив усы, и глухим голосом произнес:
"Ну да, делать-то нам тут более нечего, вот мы всякою ерундою и занимаем ся!"



qebedo: (Default)
Три галеи ипотесов Иоанна, иначе госпитальери, разрезали гладь Понта Егейского как быстрые и ловкие хищники. Уйти от них у корабля из Мисра не было никакой возможности, ибо преследователи пользовались еще и веслами, а драка с численно превосходящими противниками была бессмысленной. Псевдокодинос начал вытаскивать из своего сундучка, с которым не расставался, какие-то пергамены, намереваясь их утопить, связав в узел и привязав к чернильнице; Индикоплевст собрал в непромокаемый кожаный мешок несколько книг; Акритас вытащил из потайного кармана снадобье, притуплявшее боль на много часов, которое опытные тайнознатцы использовали для того, чтобы переносить пытки. Продромос же зевнул и продолжил читать свое любимое сочинение - драму Катомиомахия с таким видом, будто он жарким цареградским полднем отдыхает в тени платана в глубине какого-нибудь вельможного сада.
Кормчий сделал жалкую попытку укрыться за маячившим впереди островком, теша себя надеждой, что по ту сторону неизвестности Аллапелон и Мафомет подадут ему неожиданную помощь. И почти тотчас же оттуда, из-за островка, вынырнули шесть галей, похожие обликом и снаряжением на преследовавшие судно из Мисра.
"Венети! - срывающимся голосом прокричал Индикоплевст, разглядевший плещущиеся на ветру штандарты густого красного цвета с изображением золотого крылатого льва, держащего лапу на открытом Книжие. - Лев святого Маркоса, покровителя ВенетИи!"
"Это теперь мы вместо одних разбойников очутились промеж двух?" - поинтересовался Акритас, но снадобье пока пить не стал - уж больно горькое и вонючее. Подождал топить свои отобранные пергамены и Псевдокодинос.
Тревога и неизвестность продолжались до тех пор, пока венетианские галеи поровнялись с кораблем из Мисра, а потом с помощью весел развернулись и, отрезав его от ипотесов Иоанна, пристроились к корме, как почетный эскорт. На носу самой большой галеи стоял богато одетый человек с густой окладистой бородой, увенчанный странной шапочкой с перьями экзотических птиц, свисавших долу.
"Марко Поло, байло цареградских венетиян, - пояснил Индикоплевст. - Рассказывают, что в молодости он путешествовал за край мира, в самый Катай, и привез оттуда диковиные одеяния и рассказы о многих неправдоподобных вещах".
"Так он там был, или врет?" - спросил Акритас.
"Одни уверены, что был, а другие считают, что Катая нет, ибо существуй он, то лежал бы за пределами мира, а сие никак невозможно".
"Ну, в любом разе от одной опасности он нас спас, кажется, - протянул Псевдокодинос. - Правда, не совсем понятно, почему".
Продромос неожиданно проснулся и промурлыкал, совсем как герои своей книги:
"Поелику нет в мире у еновейцев врагов злее, нежели венетияне".



qebedo: (Default)
Море плескалось о борта корабля, укачивало и навевало прохладный ветерок. Голос Космаса Индикоплевста продолжал журчать, заливая уши сопутников книжной премудростью.
"...Злейшие враги венети, або венетиян, суть еновати, или геновати (язык великих Гомера и Пселлоса в разных углах автократии всякие варвары портят по-разному), або еновейцы. Ненавидят они детей республики святого Маркоса потому, что похожи на них как две капли воды морской - також плавают на своих галеях по всему мировому Понту, выискивая малейшую выгоду, и потому ссорятся друг с другом, как и со всеми, кто им эту выгоду поиметь не дает. Обитают они в своем городе Енове, где правит дука Дория, а наши, цареградские еновейцы - в особом своем квартале в Галате, и управляет ими подеста Пандольфо Джустиниан, человек коварный и изворотливый.
В той же земле, что и венети и еновати, живет главный пресвитер всех латиников - папас ди Ромис, который тщится доказать, что все обе церкви, и кефалическая у латиников, и ортодоксальная у ромеев, подчиняются ему как наместнику святого Петра на земле, а наш цареградский патриарх должен ему во всем служить и потакать. Любой ромей знает, что владеет им еретическая схизма, и гореть всем латиникам за сие в геенне огненной, аминь.
Еще далее обитают другие латиники - фраги, аламани, угри, иверы, варанги и прочие, о каковых уже и достоверно-то известно немногое, кроме того, что имеется у оных свой василевс, коего утверждает на царство папас ди Ромис, но воле которого латиники не очень-то подчиняются, ибо схизма и неповиновение у них в крови еретической.
По южную сторону Месойоса, Понта Средьземельного, живут сарацены из Мисра, захватившие многие сотни лет назад ромейский Египтос и благословенную Александрию. Живут, как всем известно, либо честной торговлей, как наш кормчий, либо, что гораздо чаще, морским разбоем, ибо поклоняются идолам паганским, Мафомету и Аллапелону. От этого же корня сарацены сирийские и палестинские, кои поклоняются тем же идолам и ранее управлялись из Вахдати своим повелителем - халифисом Харуном, но теперь завоеваны ужасным племенем тахаров и находятся в рабстве у его повелителя Хулагу-хана.
За землями сарацен и тахар к югу и к восходу лежат Аравия, Ефиопия и Индика, и я туда плавал, и видел тамошний люд и его жизнь, но об этом разговор нужен отдельный, ибо долгий. Рядом же совсем с ромеями обитают турки, обосновавшиеся в бывшем ромейском граде Иконии, хищничеством и разбоем ими похищенном. Повелитель их Салтан в последние времена сильно тесним тахарами, и потому василевсу нашему более льстит, чем пугает, как во времена былые.
А по берегу Понта Евксинского сразу за землями турок расположена Георгия, где живут георгьяни, народ ортодоксальной веры, отличный своим веселием и склонностью к винопийству и шумным застольям. Правит ими женщина, Тамара Василиса, а муж ее, Георгиос Русики, из племени росов, сказывают, всего лишь деспот, чем очень недоволен и отчего против жены часто воюет с помощью окрестных тахар и турок..."
Гортанные крики сновавших по палубе сарацен отвлекли внимание слушателей, и зоркий Акритас указал им рукой на белеющие вдали паруса трех быстрых галей - белые, за исключением черных зубастых крестов посередь.
"Ипотесы Иоанна, - медленно произнес Георгиос Псевдокодин. - И не иначе как по наши грешные души".




qebedo: (Default)
Благодаря внезапному приступу расторопности обычно постоянно сонного и созерцательного Феодороса Продрома, четверка товарищей оказалась на сарацинском судне из Мисра, кормчий которого быстро согласился за сходную плату доставить их в Фессалоники. Понять, что кричали в их адрес при этом ипотесы Иоанна со своих кораблей под черным зубчатым крестом в гавани было нетрудно, хотя никто (кроме, возможно, Продромоса - но по нему самому почти всегда было трудно что-либо понять) не понял, почему это они так разозлились. И вот быстрое судно под косыми латиникийскими парусами уже влекло их по водной глади Понта Егейского.
Чтобы развлечь сопутников, Космас Индикоплевст рассказывал им об обустройстве мира:
"Земля суть прямоугольник, в ширине вдвое уже, чем в длине. Сверху над нею покоится свод со светилами, отделяющий мир земной от небесного, и свод этот откроется лишь к концу времен, чтобы души праведников соединились с богом. Таким образом, мир устроен в виде скинии, или шатра Моисесова, или, как еще говорят простецы, сундука".
Дигенис Акрит внимательно слушал, потому что настоящему тайнознатцу может пригодиться любая информация. Георгиос Псевдокодин сидел чинно, будто палку проглотил, и по его лицу ничего нельзя было прочитать. А у Продрома был такой вид, будто ему повторяют скучный урок, от надоевшего содержания которого он уносится в недра своего воображения. Индикоплевст же продолжал, переходя от сфер абстрактных к конкретным:
"Цареград полагается в самом центре мира, и потому держава ромеев богом положена оным повелевать. Рядом с ним расположились страны варварские, которые вечно терзает демон гордыни, дабы тщились они сравниться с автократией ромейской, но никогда ее не достигали. На севере поселены вульгари - сильное и коварное склавинское племя, ранее управляешееся дланью василевсов, но вот уже многие индикты как отколовшееся в результате мятежа. Правит им именющий себя царем Асен Тертер, а деспотом ему служит дядька, архонт Роктислев из царского рода племени росов. Сами же росы, люди храбрые и сильные, но довольно простодушные и непрактичные, обитают еще севернее от вульгари, на берегах Понта Еквинского, и правят ими царь Данил и его деспот Илия Добрыня.
К закату от вульгари положен Ипирос, где живут ипироти - бывшие ромеи и склавены, отложившиеся от власти василевса, хотя их правитель Михаилос Ангел и зовет себя деспотом, а не царем.
К югу от вульгар и ипироти поселились каталани - банда наемных воинов с Иверии, которые из-за разногласий с ромеями ушли с их службы и захватили Фессалию, Беотию и Аттику, убив латиникийского дуку Афинонского. Теперь эта земля зовется КаталанИас, а правит ею коноставл, сиречь военный предводитель наемников, Тирант по прозванию Левкас, или, как они сами его называют, Бланко, а помогает ему логофет Рамон Мунтанер.
К северу от Ипироса лежит Сервия, земля сервов, люда беспокойного, упрямого и склонного к жестокости, коим правит архонт Марко Вукашич, каковой кормит своего говорящего коня Шарца человечиной.
По ту сторону Понта Адриатического живут латиники, коих много племен и стран, управляемых разными людьми. Нам, ромеям, наиболее сведомы у нас много обретающиеся венети из республики ВенетИя, правимые дуком Дандоло - а нашими цареградскими венети правит их старшина, байло Марко Поло..."
Море плескалось о борта корабля, укачивало и навевало прохладный ветерок.



qebedo: (Default)
Работы много, устаю сильно, ничего не хочется, кроме того, что доставляет удовольствие - например, писать Перипла. А то, что он никому не нравиться, мне глубоко параллельно - писать то, что нравится, я в этом блоге перестал уже давно. Так что увы...

"И всё же это довольно рискованно, Ваше Преосвященство", - произнест подеста еновейского квартала Панталеоне Джустиниан, высокий латиникиец с навсегда застывшим на лице сардоническим выражением. На старшину купцов из Еновы коршуном набросился протопапа собора святой Мудрости, первый помощник патриарха Цареградского, взметнувшийся сполохом в неясном колебании свечи, освещавшей этот темнейший закоулок собора, где несколько человек сошлись на тайную ночную встречу:
"Первосвященник Цареградский чин патриарха носит, и потому все права на именование папаса имеет, как ваш схизматический папас ди Ромис, а також как истинно ортодоксальный папас Александрийский! Посему титулуй его Ваше Святейшество, или гори вечным синем пламенем, поганец!"
Подеста еще шире раздвинул свою хищную усмешку, а третий присутствовавший, сухой седобородый, но еще очень крепкий мужчина, требовательно протянул руку, заставив протопапу замолчать - даже жест патриарха Цареградского Михаилоса Керулария были для того высшим законом.
"Мы не на официальном приеме во дворце, и нужда у нас в нем более, нежели у него в нас. Хотя и у него нужда немалая - байло венетиан нынче большую честь перед автократором взял, и посему в вечном их государств соперничестве очередная свара произойти может. Мы же, святая ортодоксальная церковь, в сем тайном деле явно действовать не можем, и требуется нам пособие людей, на которых подозрение в связи с нами не упадет".
"Тем более что, пускай мы совершенно не знаем, что затевается, но на святое богоугодное дело людей от мистика и великого логофета, врагов ваших первых при дворе, брать не будут", - осклабился  Джустиниан.
Патриарх предпочел пропустить его слова мимо ушей. Постреляв глазами, еновеец продолжил:
"Мои люди проследили за катепаном - как мы и предполагали, человеком он оказался ушлым и ловким, справился с двумя асассинами, и глазом не моргнул. И да - улики мы на месте оставили, нас теперь и он, и великий друнгарий подозревают и стеречься будут".
"И потому все они не сядут ни на одно еновейское, також и на венетийское судно, из остережения латиникийских шпионов. И добираться им до Фессалоник теперь только кораблями ипотесов Иоанна, ваших схизматических госпитальери, каковые с нашим тайным приятелем друнгарием их в гавани уже поджидают!" - не сдержался протопапас, заслужив то ли упрек, то ли снисхождение во взгляде Керулария.
"Что ж, значит, всё идет по плану", - промолвил из самого темного угла кельи четвертый голос. Принадлежавший деспоту, брату василевса Алексиосу Комнену.



qebedo: (Default)

Мистик, то есть руководитель личной канцелярии автократора Никифорос Акоминат, по своему обыкновению, покусывал кончик стилоса, что означало предельную концентрацию и работу мысли.
"Великий логофет и великий друнгарий стражи, понятное дело, прикажут своим людям тайно сообщить после того, как вы все получите в Фессалониках задание василевса, кое он держит в строгом секрете. Про то не твоя забота, а моя, я смогу узнать это тут сразу после того, как они узнают. Ты же стерегись тайных от них посланцев к своим сопутникам, ибо, без сомнения, каждый из них попробует в свою пользу обернуть то, что прознает. Не пытайся следить и выведывать, так ты только выдашь себя, ибо что проталлогатор, что катепан в уловках и трюках всяко ловчее тебя станутся. Просто будь готов к тому, что каждый из них в любой момент может выкинуть что-то необычное. И на сей случай возьми эту ароматическую палочку - достаточно ее разломить, и вкруг тебя на пять шагов все крепко уснут. Правда, тебе при этом придется сделать усилие и не дышать - примерно на 15 ударов сердца. Пользуйся этим только в самом крайнем случае!"
Космас Индикоплевст, смышленого вида худощавый молодой человек слегка щегольского вида, молча взял у мистика палочку, завернутую в плат, и тщательно спрятал в костяной футляр, который сунул за пазуху.
"И да, не забывай самого главного своего задания - записывай в конце каждого дня всё, что с вами приключилось, но не греческим письмом, а каким-нибудь другим..."
"Ефиопское подойдет?"
"Прекрасно подойдет. Есть у нас один хартулярий, у него мать - отпущенница-ефиопка, он по-ихнему розумеет. А в край так я сам разберу, хотя размовлять по-ефиопски давненько не приходилось, больно уж письмена у них заковыристые... И составится таким образом твой перипл - описание вашего славного плавания и всех с вами случившихся удивительных вещей, кои, уверен, не замедлят воспоследовать".
Космас немного посомневался, но потом произнес:
"Дозволь спросить, кириос".
"Спрашивай".
"Ты наказал мне стеречься проталлогатора и катепана. А что же человека от деспота Алексиоса, этого прокафимена Феодороса Продрома - чего ждать от него?"
Мистик улыбнулся и поднял очи горе.
"Ждать можешь чего угодно. Но поверь мне - когда иокулатор сей что-то захочет с тобой сделать, ты про сие сведаешь только тогда, когда он уже дело свое провернет. Так что не бери в голову, Космас - кесарю, как завещал пророк наш Мани, кесарево".


qebedo: (Default)
Когда катепан Дигенис Акрит вышел поздней ночью из резиденции великого друнгария стражи, рассказавшего ему о рыбном базаре в Фессалониках, давшего арменикийскую монету и наказавшего тайно исполнять приказания того, кто принесет весточку о его, Акрита, матери (почтенной, но уже давно умершей женщины), он столкнулся носом к носу с двумя фигурами, завернутыми в темные восточные плащи так, что сверкали в неясном лунном свете только их глаза, да длинные кривые кинжалы, которые они молча вынули из-под полы.
Пограничная жизнь приучила Акрита действовать молниеносно - он упал вниз, на подставленные руки, а ногами описал большое колесо, сбив обоих наземь - как учил его в Никее один черный раб родом из мест далеко за Ефиопией. Не успели оба нападавших пошевелиться, как один уже хрипел горлом, распоротым от уха до уха коротким, но широким зарукавным ножом катепана, а второй был схвачен за ворот рубахи так, чтобы сильно его душить и не позволять делать резких движений.
Акрит намеревался свести пленника к великому друнгарию, чтобы там вытянуть всё, что тот знал о тех, кто их подослал и зачем. Но тут его чуткое ухо уловило пружинистый щелчок спускаемой тетивы, а тренированное тело прянуло в сторону, к стене дома. Арбалетный болт плотно вошел в грудь таинственного убийцы, испускавшего последние стоны, а ухо пограничника услышало тихий, но быстрый звук убегающих ног в сапогах на мягкой подошве...
"Хашашшины, как их зовут турки, сиречь асассины по-фряжски, або назариты по-сараценски, - произнес великий друнгарий, осматривая при коптящей свече трупы, притащенные Акритасом. - Убийцы-фанатики до того, как тахары захватили их горную крепость Аламут, а теперь просто наемные бандиты, за сходную, но очень большую плату выполняющие грязные поручения любого, у кого найдется достаточно серебра в кошеле. Накуриваются обычно коноплей, и им сам черт с рогами не страшен".
"Что они тут делают, и зачем им я?" - вопросил Дигенис.
Великий друнгарий стражи Мануилос Апокавк, вытрясавший карманы убийц, протянул к свече руку, в которой было несколько серебряных монет.
"Лиры, монеты республики Еновы. А також болт арбалетный еновейской работы - вот клеймо мастера. Думаю, это люди старшины еновейских купцов, подеста Джустиниана. Опять эта крыса бегает по нашим темным углам..."
Дигенис Акрит задумчиво поскреб мозолистой клешней дубленый затылок.



qebedo: (Default)
Проталлогатор Георгиос Псевдокодин стоял прямо, глядел, как и положено царедворцу, в сторону своего начальника, но не в глаза, а немного поверх и в сторону, не улыбался и не корчил гримасу, имея вид лепный, внимательный и готовый к услугам. Великий логофет удовлетворенно крякнул - как всегда, вид сего мудрого и воспитанного младого мужа доставлял ему чувство глубокого удовлетворения тем уважением, каковое он, Георгиос Сфрандзи, внушал своим подчиненным.
"Так вот, дело, для коего вас всех четверых велено тайно собрать и приуготовить, будет вам дополнительно сообщено в Фессалониках особым человеком, коий вас там отыщет сам по сообщенным ему вашим описаниям. Для чего будете являться каждый день с утра на рыбный рынок и ждать того, кто обратиться к вам с просьбой одолжиться арменикийскими монетами. Отдашь ему оную монету со специальным дефектом чекана, и об остальном он всем вам сообщит".
Псевдокодин продолжал стоять и внимательно смотреть на великого логофета, всем своим видом давая понять, что на секретный разговор поздней ночью тот вызвал его не для того, чтобы сообщать известные всему тайному совету автократора вещи. Сфрандзи помолчал немного, погладил бороду, пошевелил пальцами в дорогих перстнях, вздохнул и произнес:
"Беспрестанные труды во благо государево понуждают меня в некоторых особых случаях не взирать на интересы других сановников, того же великого друнгария стражи или мистика..."
О кесаре сказано не было, но Псевдокодин знал это без особых упоминаний.
"...и посему в тайне от прочих своих соратников ты, как только узнаешь о цели и месте выполнения задания вашего, дашь мне знать особо. Для чего найдешь в Фессалониках двор вульгарина Смилеца, возле собора, и попросишь латиникийскую Псалтырь. Кто тебе оную вынесет, тому всё на словах и расскажешь, а после продолжай выполнять приказанное вместе с сопутниками".
Что-то подсказало молодому Георгиосу, что Сфрандзи не закончил, и потому он слегка выжидательно на него посмотрел. Великий логофет еще раз тяжело вздохнул, прошелся к окошку и назад, а потом заложил руки за спину и молвил:
"И ежели где найдет тебя человек, который напомнит про латиникийскую Псалтырь и вульгарина Смилеца, делай всё то, о чем он тебя испросит. Ибо это будет человек по моей службе к тебе посланный..."



qebedo: (Default)
Кто давно читает оный ЖЖ, тот в курсе, как бесконечны, но бесплодны попытки автора начать эту историю...

Read more... )

(Здесь была иллюстрация, пока не набежал автор, пытающийся доказать, что невгребенно устал, трудясь над фоткой с мыльницы. Развелось копирастов, как собак нерезанных, каждый, как Майкрософт, хочет получать денюжку из воздуха)

R.I.P.

Jan. 20th, 2016 08:37 pm
qebedo: (Default)
С прискорбием сообщаю, что из-за гибели винта на компе продолжение псевдовизантийского проекта стало невозможным. Утрачена собранная мною инфа по армии, флоту и титулам, а на второй такой подвиг я уже не готов - моральных стимулов нет, а материальных никогда и не было...
Всё равно ничего не получилось Да упокоится с миром.



qebedo: (Default)
Антигон Продром был грамматиком канцелярии басилевса, то есть в четвертом, самом нижнем ранге придворных чинов. Но для выполнения сложного и опасного задания, в коем могла потребоваться помощь любого жителя Койне, этого было мало, и посему он получил временные полномочия ангелус басилеос - посланника, или "ангела автократора", приравниваемого к первому рангу чинов наравне с заседавшими в Большом синклите паторами, командующими армиями доместиками и стратигами фем, главой телохранителей императора протоспафарием, старшими над дворцовыми евнухами паракимоменом и примикирием кубиклия.
Этого было достаточно для общения с лицами светскими, но для власти над избранными церкви святого пророка Мани требовалось особое распоряжение кефаликоса Мегалопольского, возводящего его в ранг тринадцатого дидаскалоса (так называемого "у варваров", то есть за пределами границы автократии) - лица, равного по полномочиям наследникам всех двенадцати учеников пророка Мани. Он, конечно, не мог претендовать на величание себя папасом, как дидаскалосы Вейй, Александрии, Антиохии и Иерусалима, но все епископы, пресвитеры, диаконы и простые слушатели, встреченные в землях варваров, обязаны были ему подчиняться под страхом отлучения и мучительной смерти.
В последние годы величание "дидаскалоса у варваров" имело и дополнительное значение, зловещее и пугающее. В связи с тем, что ересь иконофизитства ела, как ржа, церковь святого пророка Мани изнутри в епархиях Африки, Сирии и Египта, кефаликос объявлял целые земли "у варваров" и посылал туда наиболее твердых и непримиримых порученцев, обличенных полномочиями отлучать и предавать светским властям для скорейшего суда любого, кто будет заподозрен в ереси отрицания святости изображений пророка, его учеников и всех избранных, достигших мученического сана, коий закрепляли специальные постановления церковных соборов. Посему привычка подчиняться распоряжениям "дидаскалоса у варваров" укоренилась и среди простых жителей автократии, и в ряду чиновников всех рангов.
Заручившись, таким образом, оружием и светским, и духовным, Антигон Продром собрал необходимые пожитки и велел приставленному к нему по распоряжению автократора спафарию (телохранителю басилевса) Деметрию Полемарху распорядиться снести их на дромон, который утром повезет всех в Херсон. Именно в .тот момент, после ухода Полемарха, и появился в скромном жилище Продрома незнакомец, предъявивший ему печать деспота Антиоха и велевший следовать за ним...



qebedo: (Default)
Малый синклит проходил без торжественных церемоний, сопровождавших созыв раз в году (или два года - по настроению порфироносца) Великого синклита, и собирался в самом маленьком из залов для приемов дворца Буколеон. Автократор сидел за небольшим письменным столом, на который присутствовавшие складывали необходимые для его взора бумаги. Сбоку стола на небольшой складной табуретке сидел асикрит Паисий Логофет, давая вполголоса базилевсу пояснения при случае. Остальные стояли вокруг, кроме тех, кто по старости или болезни присаживался на один из стоявших у стены табуретов, который слуги, ждавшие в дальнем углу залы, выносили по приказу зосты Феодоры Карбонопсины. Сегодня по своему обыкновению сидел кефаликос Фома Схоластик, муж хотя и не самых преклонных лет, но весьма чахлого и скромного сложения, а также автократисса Пульхерия, тоже как обычно - на резном позолоченном стуле напротив супруга. За ее спиной стояла Карбонопсина и, опять же как всегда и везде, где появлялась, сверкала угольно-черными очами.
Первым (и это тоже был заведенный и тщательно соблюдаемый обычай) начал доклад доместик схол Александр Лаханодракон. Он вктратце пересказал отчет управителя западной границей экзарха Сикелии (коему подчинялись экзархи Равенны и Картхадаштра) Георгия Маниака, сообщавшего об очередных победах над вендельскими пиратами в Нумидии и Мавретании, а также последние вести о распрях папаса Вейского Октавия (четвертого своего имени) против автократора Запада Хлодвига (шестого своего имени) из-за неповиновения оному лонгбеардских принцепсов Салерно, Новополиса, Сполето и Камерино. Затем доместик обрисовал положение дел на границах с аксумитами и Сасанидами словами "всё тихо", что обычно означало недостойные высочайшего внимания приграничные грабежи, мелкие войны местных династов и прочие малозначимые неурядицы.
После старый воин пересказал донесение стратига Фракийской фемы о беспорядках среди булгар, кои снова замыслили большой набег на автократию. Паисий Логофет сообщил, что набега не будет, ибо предварительно уговорено с одним из ханов пацинакитов, Илдеем, что традиционный поход за добычей по случаю совершеннолетия его старшего сына Талмата летом будет совершен на земли булгар, так что ихнему кан-сюбиги Пресияну будет, чем заняться и без нападения на автократию.
После чего Лаханодракон перешел к главной вести, заставившей весь Малый синклит нахмурить брови и стянуть губы в ниточки - умер хакан руотсов Рандвер Тяжелорукий, и хаканом стал его младший брат Улеб Широкая Улыбка. Прозванные так, увы, не за веселый нрав, а за обычай вырезать горло врагам от уха до уха, что и проделал с двоюродными племянниками, попытавшимися захватить власть в Хольвгарде. Плохо было то, что еще будучи при жизни Рандвера кнейсом Альдейгьюборга, Улеб обещал своей дружине большой набег на земли автократии, и даже более того - города и веси на Тавриде.
Автократор пожелал узнать мнение каждого из участников Малого синклита по этому вопросу. Деспот Антиох пообещал изыскать потребные средства в казне на подкуп тех лиц, кого сочтет нужным басилевс. Лаханодракон заявил, что собственных сил фемы Херсон для обороны не хватит, посему надо собирать флот и таксиархии, про что уже надобно издавать указы, а также решать, какие тагмы направить на Тавриду, и кто получит командование в ранге иподоместика (если басилевс не отпустит его самого, Александра). Пульхерия (и молча поддержавшая ее кивков головы Карбонопсина) уверила супруга, что список знатнейших, образованнейших и красивейших дочерей лучших родов автократии, коих можно выдать за варварских правителей, буде в том нужда для закрепления союза, всегда к его распоряжению. Кефаликос подтвердил, что епископ Хольвгарда, подчиненные ему пресвитеры и диаконы, а также все обращенные ими в веру истинного пророка Мани руотсы и склавены всегда готовы к служению интересам автократии, и кстати, среди последних - жена и тесть с тещей воеводы гридей, склавенской дружины хакана, Чурилы, а также сестра и племянники ярла боярлов, руотских дружинников хакана, Рулава Полосатые Штаны, а також Потык, тысяцкий Хольвгарда. Последним высказался асикрит, каковой, тщательно подбирая слова, заверил присутствующих, что по линии секретов и дрома в Хольвгарде есть как явные, так и скрытые люди, которые смогут оказать помощь тому, кто возьмется от имени автократора вести дела с хаканом руотсов.
Деметрий поблагодарил всех и распустил Малый синклит, заявив, что завтра объявит свою волю всем, кому полагается ее узнать. После чего дождался, пока все вышли, и обратился к Антигону Продрому, который всё это время находился в потайной нише за тканым ковром на стене, вопросив - понял ли он всю важность и значимость того, о чем только что услышал?..



Profile

qebedo: (Default)
qebedo

August 2017

S M T W T F S
   1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 2223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 22nd, 2017 10:39 pm
Powered by Dreamwidth Studios