qebedo: (Default)
Казалось бы, ответ очевиден - Ахилл[ес] же, кто еще? Но это-то понятно, а вот кто второй, третий и пр.? Кто самый сильный, ловкий, быстрый и конкретный чувак в войске ахейце-данайцев, осаждающих Трою и вот уже 2700 лет остающихся в тренде великих епических героев всех времен?
Ответ есть, и для него не надо даже углубляться в дебри статистики, литератОрологии или сравнительной лингвистики. Естественно, приблизительный, но довольно недвусмысленный - речь о погребальных играх, устроенных Ахилл[ес]ом в честь Патрокла. Достойнейшие из героев состязались практически по программе Олимпийский игр. Вот результаты:Read more... )


qebedo: (Default)
Мать и мачеха

После смерти своего отца трон Египта в 285 году унаследовал Птолемей II. И первой его супругой (и царицей) стала Арсиноя I, на которой фараон женился то ли в 284, то ли в 281 году. Она была дочерью царя Фракии Лисимаха, и брак оный стал закреплением политического союза. Арсиноя "намба ван" народила Птолемею трех детей:

  • Птолемея, будущего наследника престола как Птолемей III;

  • Лисимаха Египетского, принца, пережившего папу, брата, племянника и погибшего в результате придворных интриг уже при дворе Птолемея V;

  • Беренику - дочь, вышедшую замуж за царя Антиоха II Теоса из династии Селевкидов. Там у них творились восточные страсти - Антиох развелся с первой женой, но потом вернулся к ней и... умер (подозревали, что его отравила либо Береника, либо... первая же жена, "ибо мстя"), а Беренику и ее сына-младенца умертвили по приказу нового царя Селевка II.



Другая Арсиноя - злобная черствая государственная сука леди

Read more... )

qebedo: (Default)
Пронырливая вдова

Биография второй официальной жены Птолемея I доказывает, что в жизни любой женщины есть место подвигу, и один, два и даже три ребенка на руках - это еще не приговор, и всегда есть возможность выйти замуж за принца на белом коне. Потому что родившаяся в 340 году знатная македонянка Береника от первого брака с неким Филиппом, бывшим одним из командиров армии Александра МакедонскОВа, имела аж трех детей:

  • Маг[ас], успешно подавивший восстание в Кирене и получивший от отчима этот город (и окрестное царство) в управление, а после смерти Птолемея провозгласивший себя царем и долго и юрко вертевшийся в "коварном средиземноморском политИке", став в итоге тестем Птолемея III;

  • Антигона, ставшая в 298 году женой молодого царевича Пирра Эпирского, когда тот еще был бездомным эмигрантом, скитавшимся после поражения Антигона Одноглазого в поисках угла. Поскольку молодой человек вскоре вернулся в родной Эпир и стал там всемирно известным царем Пирром I, Антигона превратилась в царицу Эипра. Но, судя по всему, прожила недолго и умерла, родив дочь Олимпиаду и сына Птолемея;

  • Феоксена. Она была третьей женой сиракузского тирана (под конец и царя) Агафокла, а после его смерти вернулась в Египет. От Агафокла у нее был сын Архагат Ливийский, бывший эпистатом (наместником) в Ливии, и дочь Феоксена, о которой известно, что она "кажется вроде бы как" поучаствовала в обвинениях первой жены Птолемея II (см. позже).



Птолемей I и Береника I, царственные супруги

И вот со всеми этими довесками безутешная вдова после смерти мужа Филиппа прибыла в 318 году в Египет - поскольку была то ли родственницей, то ли подругой то ли царицы Евридики, то ли самого Птолемея. Есть даже версия о том, что она была сводной сестрой фараона - дочерью Лага от второго брака, но большинство историков считают это "позднейшей подделкой", призванной освятить птолемеевский обычай выходить за сестер. В общем, так, или иначе, но уже через год, в 317 году, Птолемей I развелся с Евридикой и выскочил за "веселую вдову", сделав ее царицей Береникой I.
Она стала "последней любовью" и "верной супругой" стареющего монарха, и в конце концов прибрала его к рукам и загнала под каблук. Именно ее влиянию приписывают изгнание Птолемея Керавна и других детей от Евридики и объявление наследником престола младшего сына Птолемея (будущего Птолемея II). Несмотря на сопротивление части македонской знати, фараон настоял на своем и даже короновал сына при жизни, отрекшись от престола и разыгрывая фарсоподобные сценки "службы" ему в качестве "простого придворного".
Помимо Птолемея, Береника во втором браке родила еще двух дочерей: старшую Арсиною, речь о которой будет впереди, и младшую Филотеру, о которой известно немногое - она умерла еще до восшествия старшего брата на престол, но тот ее, видимо, очень любил, поскольку приказал обожествить (выстроив храмы и учредив культ), а также назвал в ее честь город на Красном море, Филотера (ныне Бур-Сафага).
Умерла Береника I в 268 году, надолго пережив мужа, скончавшегося в 282 году.

qebedo: (Default)
Женщина, родившая Молнию

Законных жен у первого македонского фараона Птолемея I Сотера (Спасителя - почетное погонялово, данное благодарными лизоблюдами после спасения от полчищ Пердикки) было три. Первая - нелюбимая и выданная по разнарядке в 324 году до н.э., когда Александру МакедонскоВУ попала под хвост шлея сделать "батальонную свадьбу" своих генералов с персиянками для "перемешивания народностей". В любом случае об Артакаме, дочери Артабаза, после этого знаменательного дня ничего не известно - либо она быстро умерла, либо Лагид нашел иной способ избавиться от нее.
Потому что "самопервой официальной" царицей Египта стала Евридика, дочь Антипатра, на которой Птолемей женился примерно в 321 году - когда заключал договор о мире, дружбе и союзе с ее отцом, каковой и должен был скрепить сей брак. После смерти Антипатра его дочь продолжала быть важным элементом внешней политики - власть в Македонии переходила к ее брату Кассандру, племянникам Филиппу IV, Антипатру I и Александру V вплоть до 294 года. Однако потом династия Антипатридов с престола была вытеснена - и чувства фараона к жене внезапно охладели настолько, что в 287 году он устроил ей официальный развод. Дальнейшая судьба Евридики неизвестна.


Кассандр Антипатрид, брат Евридики

Зато известны (и некоторые даже очень) ее дети от Птолемея, которые после развода матери резко перестали быть наследниками престола Египта и очутились в двусмысленном и подвешенном состоянии:

  • Птолемей Керавн - опасаясь за свою жизнь, бежал к Лисимаху, царю Фракии, поссорился с ним и перебежал к Селевку I Никатору, которого в 281 году... убил, чтобы стать царем Македонии Птолемеем II. За такие резкие "перепады настроения" он получил свое прозвище (Κεραυνός - Молния). В 279 году он погиб в сражении с дарданами;

  • Некий неназванный сын, который, по свидетельству Павсания, уже при Птолемее II Филадельфе подбивал жителей Кипра на бунт, был схвачен и казнен по приказу сводного брата;

  • Лисандра - первым браком ставшая супругой царя Александра V Македонского, младшего сына Кассандра (то бишь ее двоюродного брата, но македонская аристократия такой ерундой не заморачивалась), а вторым выданная за Агафокла, сына Лисимаха Фракийского, убитого по приказу отца из-за козней мачехи;

  • Птолемаида - третья жена Деметрия Полиоркета, сыном которой был авантюрист Деметрий Красивый, правитель Кирены.

Имелся также "не пойми чей" Мелеагр, увязавшийся в Македонию вслед за Керавном (названным ему братом) и даже ставший на пару месяцев после его смерти царем - пока его не прогнал с трона Антипатр II, племянник Кассандра. Скорее всего, он тоже был сыном Птолемея I и Евридики.

qebedo: (Default)
Клеопатр, если кто не в курсе, в Египте эпохи правления династии Птолемеев было целых 7 штук - и это только тех, кто официально носил титул царицы Египта (или фараонессы - кому как нра но слова такого нет конечно). Однако ежели у царей было жесткое правило - звать только Птолемеем, а если не Птолемей, то убить звать только Птолемеем, то с царицами было свободнее - они могли быть не только Клеопатрами, но еще и Берениками и Арсиноями. Так что название Жизнь замечательных Клеопатр - это некое художественное обобщение, на самом же деле речь пойдет обо всех царицах Египетских...

Женщина с факелом

Я понимаю, что в среде псевдо-интеллектуалов при словах Таис (ака Фаида) из Афин (поскольку она не была царицей, или хотя бы тиранессой Афин, звать ее тупо Афинской не очень комильфо) идет сразу слюноотделительная реакция с мычанием - "Ефремов!"... Поскольку я этой лабуды не читал (предупреждая возмущенные выкрики с мест про безграмотность - принципиально), то могу не париться по этому поводу, и перейдем сразу к истории (собственно). А она начинается с того, что ни время, ни точное место рождания оной женщины нам не известны, как и вообще всё вплоть до того момента, как ее выхватывает из небытия пламя горящего Персеполиса. Можно лишь высказать "разумные предположения", опираясь на тексты об этом событии (Плутарх, Диодор, Курций Руф, Афиней) - Таис жила в Афинах и была известна как гетера (что не является синонимом проститутки, куртизанки и даже содержанки - но об этом и я уже стер пальцы писать). И, видимо, гетера не из простых - просто потому, что с простой царь Александр III Македонский не связался бы вообще, а уж тем более не потащил с собой в Персидский поход. Вот, собственно, и всё достоверное, что нам известно о Таис до сожжения Персеполиса (а на самом деле - и после).


Это Рейнольдс - прижизненных портретов Таис не сохранилось от слова совсем

Read more... )
qebedo: (Default)
Сериял про Шотландию как бы подошел к промежуточному рубежу... Я устал, я ухо... Короче, перерыв нужен. И вообще - ТРИ серияла про средние века зараз - это безобразие! Где представители лиги сексуальных меньшинств равноправия полов периудов???
Карочи, альбо-скотты уходют на каникулы, а приходют давнообещанные онтичные Клеопатры...



qebedo: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] thor_2006 в А что, в порядке развлечения
и легкого такого просмотра очень даже забавно смотрится...

Оригинал взят у [livejournal.com profile] mihalchuk_1974 в Забавный фильмец

qebedo: (Default)
Многие думают, что Люцифер - он с копытами, рогами и хвостом. И ошибаются, ибо Люцифер - христианский святой. Правда, из-за имени у него таки были большие проблемы после смерти...
Read more... )


qebedo: (Default)
Сливос полимерос

"Сенатус популюскве романус" всегда отличался циничной прагматичностью и прагматичным цинизмом. Забодав в Елладе этолийцев, сирийцев и македонян, римляне посмотрели на пейзаж и сказали сами себе - а это что за прыщ остался такой на ровном, покорном нам и, самое главное, налогокакхотимоблагаемом месте? Ах... Ахейский союз? В пни! И родилась в недрах "сенатуса" гениальная идея - послать ахейцев лесом... А предлог нашелся сразу же, как по мановению волшебной палочки - очередная пря ахейцев со спартанцами.
Read more... )



qebedo: (Default)
Твари дрожащие или твари недрожащие

Уничтожение независимости Лакедемона стало последним великим деянием Филопемена (одновременно со Спартой в состав симполитии была включена и Элида, так что под властью ахейцев теперь был весь Пелопоннес) и последней большой победой Ахейского союза. В новых реалиях Еллады для выживания и дальнейшего существования надо было становиться на одну из сторон - либо превращаться в "друга римского народа" (а все друзья его кончали плохо - рано или поздно происходило либо дружественное, либо недружественное поглощение), либо биться с Римом нинажисть (но все, кто это делал, кончали плохо еще быстрее). Ахейцы решили "сделать каменное лицо" и жить дальше, притворяяь, что у них с "сенатусом и популюскве романусом" равноправный союз.
На этой почве в руководстве союза оформились две партии - "типа голуби" и "типа не голуби". Первые считали, что мир с Римом - самоценность, и его надо беречь во что бы ни стало, сохраняя любыми способами, вплоть до тех, о которых пел Карабас-Барабас ("да, я готов унизиться!"), лидерами их были Аристен, Гипербат [II] и Калликрат. Во главе второй партии, настаивавшей на сохранении независимости и самостоятельности (без конфликта с Римом) находились престарелый Филопемен, Ликорт, Архон, Диэй и Дамокрит. Посему в народном собрании и на выборах стратегов эти партии постоянно боролись, и когда побеждала одна - менялся и внешнеполитический курс союза. Так симполития "пережила" войну с Антиохом III (Сирийскую) и подчинение римлянам Этолийского союза.


Злобные римлянцы повсюду устанавливали оккупационный прижим...

В 183 году в Мессении произошел очередной переворот - к власти пришли олигархи во главе с Динократом, опиравшиеся на "популюскве романус", и провозгласили "отделение" от ахейцев. Посему квириты, вопреки союзным обязательствам, помощи для подавления мятежа не прислали. Стратегом на 182 год был выбран Филопемен, которому стукнуло уже 69 лет. Полководец решил, что не стоит терять драгоценного времени, и напал на Мессению во главе небольшого отряда конницы. В завязавшемся сражении ахейцы попали в засаду, но смогли уйти - однако их командир попал в плен, где был казнен (Филопемена заставили выпить яд). Так погиб последний великий древнегреческий полководец, последний великий стратег Ахейского союза и "последний еллин". Ставший стратегом вместо умершего Ликорт собрал войско, разгромил Мессенцев и "жестоко отмстил".
В 181 году "партия Ликорта" была оттеснена от руководства "партией Калликрата" на целых 10 лет, в ходе которых ахейцы особенно усердно виляли хвостами, наблюдая, как римляне добивают "свободы Еллады". Сперва симполития планировала не вмешиваться активно в 3-ю Македонскую войну (против Персея), но под давлением "сенатуса популюскве романуса" направили-таки войско в Фессалию. После победы Рима Калликрат смог чужими руками расправиться с оппозицией, добившись "приказа" послать 1000 ахейцев на поселение в Италию фактически на положении заложников - в их число "голуби" постарались включить как можно больше своих оппонентов (например, Полибия, сына Ликорта). Только спустя 17 лет на родину смогли вернуться всего 300 из них.
В 4-й Македонской войне (против ЛжеФилиппа-Андриска) ахейцы приняли участие на стороне Рима, послав в Македонию экспедиционный отряд. Однако в самой Елладе нарастали антиримские настроения - народ во многом справедливо связывал обнищание и растущие налоги с политикой "популюскве романуса" и "кипел разумом возмущенным"...

qebedo: (Default)
Сокрушение гидры (окончание)

Римско-ахейская армия под командой Фламинина вошла в Лакедемон и принялась "зачищать террирторию". Одновременно флот его брата Луция Квинкция осадил спартанскую гавань Гифий (Гитий). Когда к порту подошла с суши армия союзников, он капитулировал. После чего Фламинины обложили Спарту, сделали пролом в стене и бросились на приступ. Отчаянное побоище в лучших традициях античных штурмов - резня на улицах, женщины кидают черепицу, ласт-стэнды амбаров и сараев. От неминуемой погибели столицу Лаконики спас полководец с говоряще-интересным именем Пифагор - воины под его командой сумели устроить пожар у пролома, и римляне, опасаясь быть отрезанными от лагеря внутри враждебного города, отошли. Однако никаких сомнений в том, что к нему пришел пушистый песец, у Набиса уже не было - он отправил к Титу Квинкцию послов, которые униженно виляли хвостами и улыбались.
Фламинин не был человеком жестоким, к тому же он очень любил Елладу - на свой, варварско-латинский манер. Он согласился оставить Набису собственно Спарту и Лаконику, но всё "неправедно нажитое", в основном Арголиду, пришлось "вернуть взад", а также отдать экономически и стратегически важный Гифий. Правда, союзники сделали серьезную ошибку, оставив гадину недодавленной - Набис сохранил свой титул "царя Спарты" и власть. А при его поганом "коммуно-революционном" характере повторные геморрои были лишь вопросом времени. И весьма недалекого - когда в 192 году сирийский царь Антиох III Мегас вторгся в Елладу и начал войну с Римом, ахейцы во исполнение союзнических обязательств послали экспедиционный корпус в Фессалию, на основной ТВД. И Набис оказался "тут как тут" - воскрешенные волшебной палочкой спартанские рати набежали на Гифий и похватали его.


Антиох III, "катализатор самоубиения" Набиса

Однако боги уже окончательно плюнули на Набиса - именно в 192 году стратегом Ахейского союза был выбран в четвертый раз Филопемен (после 8-летнего перерыва, когда должность занимали его политические противники Никострат и Аристен). Последней искрой удачи стала победа спартанского тирана на море у Гифия - Филопемен доказал то, что гении сухопутной войны ничего не понимают в парусах и течениях. Однако как только ахейцы высадились на сушу, их командир разгромил лакедемонян, которые бежали в Спарту. Набис прибег к последнему отчаянному средству - призвал на свою защиту этолийцев. Те внезапно откликнулись и прислали 1000 воинов во главе с бывшим стратегом союза Алексаменом. Подмога подошла в Спарту, приняла участие в большом смотре-учении войска в поле за стенами и... напала на тирана, зарезав его. После чего бросилась на Спарту, но малость не рассчитала силы - возмущенные лакедемоняне вступили с ними в жестокий бой и всех до единого перекрошили... Но "последний коммунист" был уже мертв, а с ним померла и идея "Великого Лакедемона".
У спартанцев еще хватило поороху выбрать нового царя - некоего Лаконика. Новый стратег ахейцев Диофан совместно с Фламинином даже решили снова набежать на Лакедемон в 191 году, но (интересный случай) были остановлены увещеваниями и доводами уже частного лица Филопемена, который "зуб давал", что сможет разрулить ситуацию без масштабных побоищ. Видимо, просто тянул резину и время - потому что как только его выбрали стратегом в пятый раз на 190-189 годы, старый полководец собрал рать и сам набежал на Спарту, воспользовавшись как предлогом тем, что после очередной бузы о "возвращении традиций" лакедемоняне захватили мелкий порт Лас. Больших побоищ не было - Филопемен вошел в город, казнил несколько десятков зачинщиков смуты, вернул изгнанников из проахейской партии, срыл стены, отдал знатный шмат территории Лаконики родному Мегалополю и торжественно объявил, что с ныня, 189 года, вся эта хрень со "старыми добрыми традициями времен древнего Ликурга" отменяется - Спарта присоединяется к Ахейскому союзу и в ней вводятся ахейские типовые законы.
Так непоколебимый дух великого мегалополитянина окончательно уничтожил призрак гомо-фошиздско-коммунистической тирании, терзавшей Елладу на протяжении последних более чем 500 лет...

qebedo: (Default)
Сокрушение гидры

Даже смерть Маханида не прекратила эпидемию "лаконского шиложопия", не отпускавшую спартанцев со времен Агиса IV. Не могли они спокойно есть, спать и жить без постоянных позывов выгнать мальчиков к животоядным лисицам, сбежаться в общие жрально-физкультурные союзы и без разделения земель промеж всех поровну - короче, без "старых традиций". После гибели Маханида регенство захватил еще один мутнорожденный тип по имени Набис. В 200 году он окончательно сверг единственного остававшегося царя Пелопа, объявил, что сам будет царь-Еврипонтид, поскольку происходит от Демарата (а кто проверит? триста лет прошло). Правда, историки Плутарх и Полибий презрительно именовали Набиса тираном, каковой титул за ним в книжках и закрепился.


Набис, типа царь Спарты

Read more... )

qebedo: (Default)
Старые враги и новые друзья

Мы оставили Спарту в руках царя-проходимца Ликурга, который неудачно вмешался в Союзническую войну и, в целом, получил по зубам. Проигрыш в войне не умерил его амбиции, а наоборот - в 215 году псевдо-Агиад вынудил настоящего Еврипонтида Агесиполида III отречься от престола и "один остался". Впрочем, наслаждаться властью пришлось недолго - в 212 году Ликкург умер. Спарта осталась совсем без царя, а это был непорядок. На престол возвели малолетнего Пелопа, отпрыска династии Агиадов. Однако для реального управления нужен был регент, и им стал некий темный человечишко по имени Маханид (известно о нем не так уж и много). Он постепенно прибрал власть к рукам и ударился в любимое дело спартанских царей III века до н.э. - "возрождение традиций", то есть земельную реформу и социальную уравниловку. А поскольку глупо проводить преобразования в Лаконике и не нападать при этом на соседей, Маханид, возведенный историками в тираны, задумал вмешаться в 1-ю Македонскую войну на стороне Рима - просто потому, что Ахейский союз как бы воевал за Македонию.
В 209 году спартанские войска захватили Тегею. Началась Война с Маханидом. А в 208 году стратегом Ахейского союа был выбран Филопемен. И если  предыдущие 32 года (с 245 по 213) были "эпохой Арата", то следующие 26 лет (с 208 по 182) стали эпохой Филопемена. Сикионянин был искусными политиком и дипломатом, но на поле боя обычно терпел поражения; мегалополитянин же был воином и его коньком стала военная реформа, превратившее архаичное, рыхлое и неэффективное воинство симполитии в мощную, современную и эффективную армию. Новый стратег сумел обратить стремление к членомерянию, обычное среди пустоголовой полисной молодежи, с тряпко-шмоток на красоту и богатсво вооружения, а также реформировал ахейскую фалангу, введя сариссы и круглый тяжелый щит.


Фантазия французского псевдоскульптора XIX века о Филопемене

Впрочем, испытание на прочность новый стратег получил уже до конца своего первого срока - в 207 году Маханид с войском вторгся в Аркадию и подошел к Мантинее. Ахейское ополчение выступило ему наперерез, и дело должно было решиться в большой битве. А на стороне ахейцев не было ни македонян, ни каких-то других союзников, и ранее такие столкновения заканчивались для них плачевно. Начало боя тоже не сулило ничего хорошего - легкая пехота Маханида опрокинула легковооруженных наемников и иллирийцев (тоже наемников). Однако вместо того, чтобы вдарить с флангов и тыла по фаланге ахейцев, легкие спартанцы побежали догонять убегающего врага. Тогда фаланга лакедемонян, воодушевленная победой своих более проворных соотечественников, тоже бросилась вперед. И обнаружила, что попалась, как дети, на довольно простую хитрость Филопемена - он построил своих гоплитов перед широкой и глубокой канавой. Спартанцы полезли в нее, чтобы переправиться, и тут ахейцы вдарили на них, опрокинули и смяли. Сам Маханид, перескочивший канаву по мосткам, скакал на коне, ища место, где переправиться назад, был замечен Филопеменом и лично стратегом проткнут копьем.
Полная победа - лакедемоняне бежали, бросили Тегею, заперлись в городе и более о подвигах предков не помышляли. Спасло их, по сути, то, что договариваться о мире надо было не с ними, а с их союзниками римлянами, что и случилось в 205 году, когда 1-я Македонская война закончилась. Ахейцы в одиночку смогли отпихнуться от старых врагов и доказали, что сами кое-чего теперь стоят...

qebedo: (Default)
Стратег умер, да здравствует стратег

Итак, летом 217 года Филипп Македонский бросился заключать мир, окончивший Этолийскую войну. Подписан он был в Навпакте на самых бесхитростных условиях - статус-кво. Этолийцы потеряли несколько опорных пунктов в Средней Греции (например, Фивы Фтиотийские) и Акарнании, от союза с ними откололась Мессения, зато остались Элида и Спарта, а сама Этолия хоть и была изрядно пограблена, зато территориально уцелела. Ахейский союз, не проявив особой доблести в этой войне, таки прирос Мессенией, а в целом же мог считать большой удачей то, что после оглушительных поражений первых лет войны в целом вышел сухим из воды.
У руля симполитии оставался Арат Сикионский, избранный стратегом на 217 год в 14-й раз. А в 216 году стратегом во второй раз стал Арат Младший, в 215 году его сменил отец (в 15-й раз), в 214 стратегом стал в третий раз Арат Младший - так что семейство из Сикиона крепко взяло бразды правления в свои руки. Но на сей раз беда пришла с другой стороны - доверие, которое питал молодой Филипп V к "второму отцу", постепенно иссякало. После окончания Союзнической войны, но еще до начала 1-й Македонской в Мессене произошел конфликт между "олигархами" и "демократами". Прибывший с сильным отрядом царь решил науськать и тех, и других друг на друга, чтобы во взаимном кровопролитии партии ослабили друг друга и обратились к нему с просьбой о защите, которая позволила бы ввести македонский гарнизон и контролировать страну. Прибывшие позже Араты выразили свое возмущение такой двурушнической политикой, причем со стороны младшего дошло до грубых публичных упреков - юноша, по свидетельству некоторых авторов, был ранее любовником Филиппа, а теперь выплеснул на того "горечь разочарования". Старший же тоже порицал царя, хотя и в более сдержанных выражениях. Столь злопамятный человек, как македонянин, не мог простить такого к себе отношения и затаил злобу.


"Художественная реконструкция личности" Филиппа V Македонского

После инцидента в Мессении Арат начал дистанцироваться от Филиппа и не сопровождал его в походе на Эпир, начавшем в 214 году 1-ю македонскую войну. Когда же царь возвратился оттуда побитым и без славы, и снова ввязался в политические распри в Мессении, сикионянин окончательно порвал с ним. К этому был и чисто формальный повод - Арат узнал, что царь имел тайную связь с женой его сына (хотя и не открыл Младшему на это глаза, опасаясь худшего). Но Филипп был не из тех людей, кто "отпускает с миром" - он приказал своему командиру Тавриону, давнему знакомому сикионянина по Союзнической войне, тайно отравить отца и сына. Перед смертью Арат, понявший, в чем дело, философски заметил одному из своих приятелей: "Это, мой Кефалон, воздаяние за дружбу с царями". Отец и сын скончались в 213 году (Старшему было 53 года).
Кто были стратегами Ахейского союза с 213 по 209 год, мы не знаем - ахейцы хоть и приняли участие на стороне Македонии в первой войне с Римом, особого рвения не выказывали и светились мало. В 209-208 году на первый срок был избра Киклиад, который остался в "памяти народной" лишь тем, что гиппархом у него был новый "отец родной" симполитии - Филопемен, который и получил свой первый стратегический срок в 208-207 годах. Мы уже знакомы с ним - он отличился в 222 году в битве при Селласии, где командовал отрядом мегалопольских изгнанников. Антигон III оценил его высоко и звал к себе на службу, но в душе уже не юного (он вступил на страницы истории в 30-летнем возрасте) мегалополитянина горели "стремление к свободе" и нежелание никому подчиняться. Видимо, из-за радикальных побуждений (сочтя, что сдачей Акрокоринфа Арат "продал" союз македонянам), Филипемен вообще покинул родину и уехал наемником на Крит, где почти 15 лет участвовал в местечковых разборках, "постигая ратное искусство". И заработал там такую славу, что сразу же по прибытии был выбран гиппархом.
А вернуться ревнителя свободы и защитника демократии заставила новая угроза симполитии и его родному Мегалополю в частности - опять подняла голову неистребимая гидра Лакедемона, ведомая новым опасным противником, решившим "догнать и перегнать" славу и достижения Клеомена III...

qebedo: (Default)
Тотально-фрагментарная война и мир лучше доброй

После возвращения Филиппа V из страны волшебных грез о "владычестве морском" к реальности текущего дня фортуна вновь повернулась к нему лицом. Ликург, набежавший на Мессению, вернулся с пустыми руками - то ли испугался Еперата с ахейсикм ополчением, то ли "само по себе не получилось".  Провалилась и попытка спартанцев захватить Тегею - они ворвались в город, но не смогли взять акрополь, и вынуждены были отбежать восвояси. Доримах, решивший, что раз царь Македонии завоевывает остров в жопе Еллады, то можно без помех пограбить Фессалию, столкнулся там с отрядами стратегов Филиппа - Хрисогона и Петреи, и почел за лучшее отбежать в горы.
Сам же Филипп переправился в Этолию и решил совместить свое возвращение в Македонию с пограбежом и разорением оной. Внезапным и быстрым ударом македоняне захватили столицу союза - полис Ферм. Там царя ждала огромная и богатая добыча, а что его воины не смогли унести - то сожгли. Были разбиты даже статуи на улицах и храмах (те, что не изображали богов или не были посвящены им - а то не дай бог...). В теснине у Памфия 3000 этолийцев во главе с Александром попытались напасть на арьергард македонян, но были побиты. В Страте Филипп сражался с другим отрядом, из 3000 гоплитов, 400 всадников и 500 критян (видимо, лучников), но и их нападение было отбито. Войско вернулось в Македонию.



Но Филипп отнюдь не собирался завершать кампанию 218 года - он решил примерно вздуть спартанцев. Буквально за неделю он переправился на Пелопоннес, собрал отряды у Тегеи и вошел в Лаконику, пожжа и пограбив ее всю. Лакедемоняне отважились с ним сразиться лишь у стен Спарты,  но были побиты и убежали в город. Штурмовать Спарту Филипп не стал и отвел свое воинство, второй раз за год груженое тяжелой добычей, в Коринф. Там его и нашли посланцы "плутократического ЗОГа" - представители купцов и банкиров с Делоса и Родоса, которые были вельми опечалены общееллинской войной, которая сильно мешала делать гешефты и получать профиты. Они предложили посредничество в переговорах с этолийцами о мире, и Филипп, начавший сию войну под давлением союзников и с большой неохотой, согласился с их доводами и уполномочил их обсуждать условия договора.
Однако в Этолии партия "ястребов" была раззужена ограблением Ферма, и на этой волне в стратеги избрался мега-неголубь Агет, который прогнул в совете линию "войны до победы". К тому же при дворе македонского царя приключился заговор, наделавший много шума. Уже знакомый нам Леонтий и его дружки Мегалей и Кринон "с пьяных глаз" наговорили Филиппу грубостей сперва об Арате (это бы он, наверное, пережил), а потом и о нем самом. К тому же Леонтий оставался командиром пельтастов, которые начали вести себя чересчур нагло. Раздраженный царь решил повести себя не как толерантные к знати, в поддержке которой всегда нуждались, все прочие Антигониды, а как самый что ни на есть Александр Македонсков - повелел схватить всех троих, а также уже давно досаждавшего ему своими претензиями на роль "регента" Апеллеса, обвинил их всех в заговоре и повелел казнить. "Ибо нефиг"...
В общем, мирные переговоры провалились, и стороны готовились продолжить борьбу в 217 году. В нарушение старинного обычая выборы стратега Ахейского союза случились не весной, а осенью, и вместо ничем не блеснувшего Еперата пост в 14-й раз занял Арат (Старший). Этолийцы и спартанцы вообще предпочли на время затихнуть - военные действия возобновились лишь летом 217 года, когда посланный в Элиду этолянин Пиррий попытался совместным с Ликургом из Спарты ударом захватить Мессению. Но фокус не удался - мессенцы отбили "комбинированную атаку". И тут в дело вступил Арат, у которого наконец-то "появился план". Он разработал систему "постоянной блокады": епилекты и наемники патрулировали границу с Элидой, Истм и проходы в Этолию стерегли воины македонского отряда Тавриона, а границу с Лакедемоном охраняли мессенцы. Так что когда присланный вместо Пиррия Еврипид попытался с элидянами напасть на Фары, он дважды был побит местными стратегами Ликом и Демодоком, усилившимися отрядами наемников.
Основные силы этолийцев во главе с Агетом напали на Акарнанию и Эпир, а затем "переметнулись" в Фокиду, но в итоге были разбиты македонским отрядом Александра. Сам Филипп до лета был занят совсем другой проблемой - он громил дарданов на западной границе и захватывал опорные пункты, чтобы закрыть рубеж. После этого македоняне вторглись в Фессалию и попытались штурмом взять Мелитею, но затея провалилась. Однако Филипп реабилитировался, напав на Фивы Фтиотийские и захватив этот важный город, контролировавшийся этолийским гарнизоном. Локры, обитавшие в городе, были проданы в рабство, а Фивы стали Филипполем.
Однако в это самое время на Филиппа напал стих - ему потребовался мир во что бы то ни стало. Ибо он услышал потрясающее известие - что в стране западных вавраров-ромеев какой-то не то галльский, не то иберийский полководец [Г]Аннибас, или Аднибаал, или Ханнибаал победил вождя этих варваров Титуса Фламиниуса и перебил всё его войско. Для македонянина это было занимательно тем, что совсем недавно варвары-ромеи подчинили себе Иллирию, изгнав оттуда его нынешнего фаворита Деметрия Фарского. Который тут же принялся дудеть царю в ухи, что выпал редкий шанс схватить Иллирию, и ничего за это не будет. Но для этого надо сперва покончить с этой пустой и ненужной войнушкой ради каких-то вшивых греков...

qebedo: (Default)
Я люблю этрусков, они такие своеобычные - ни греки, ни римляне, хотя и похожи на тех  и на других.
А еще у них забавные имена. Например у этих трех богов,


Ктулху Тухулха - птицеклювый крылатый бородатый демон ссо змееволосами, милое создание, обитает в аду.


Ваня Ванф - богиня, вводящая души померших в загробный мир, а чтобы наверняка - убивающая взглядом...


Фуфлунс (просто Фуфлунс) - бог вина, счастья, веселья, роста и прочих аморально-асоциальных поведений

qebedo: (Default)
Слом шаблонов

Зима 219-218 года стала "временем больших перемен". Во-первых состоялись выборы стратега Этолийского союза, и им стал энергичный Доримах, тут же ознаменовавший начало своего срока набегом на Эпир и разорением знаменитого Додонского святилища (совсем немногим уступавшего по авторитету и влиянию Дельфам или Делосу). Одновременно большой отряд этолийцев под командой Еврипида вышел из Элиды по направлению к Сикиону, чтобы, естественно, грабить жечь и убивать всё, что не привинчено. Но вот тут-то и случилось во-вторых - на Пелопоннес совершенно неожиданно для зимнего времени года заявился с войском Филипп V, догнал было припустившего от него Еврипида у Стимфала и наголову разгромил.


Македонские догоняют и выигрывают

После такого эффектного появления македонский царь настоял на продолжении зимней кампании - присоединил к себе ополчение ахейцев и штурмом взял считавшуюся неприступной Псофиду (на границе Аркадии и Элиды). После чего захватил без боя (элидяне сломя голову бежали) Ласион, Страт и Олимпию. Этолийцы вынуждены были прислать новое войско и нового командира - Филлида. Но и он не смог остановить Филиппа, в короткий срок овладевшего областью Трифилией. После чего на сторону македонцев добровольно перешла Фигалея, на которую попытался набежать Филлид, но повернул назад, узнав, что на выручку полису идет македонский отряд. На сем зимняя кампания 219-218 года завершилась - царь отвел войска на отдых в Аргос.
Весной 218 года судьбоносные события продолжились. В Спарте случился путч недовольных политикой Ликурга - так называемый мятеж Хилона, когда царь даже сбежал из города, несколько недель скрывался "в полях" и смог вернуться лишь летом, расправившись с недовольными и вновь взяв власть в свои руки. Филипп попробовал отколоть от союза с этолийцами Элиду, послав туда с выгодными предложениями мира пленного стратега-элидянина Амфидама. Но элейцы предавать сородичей отказались, и Амфидаму даже пришлось бежать обратно в Македонию. В отместку весной 218 года македоняне вторглись в Этолию и потоптали там посевы, пожгли веси и пограбили окрестности.
В Ахейском союзе сменился стратег - вместо кое-как оттарабанившего свой первый срок Арата Младшего был выбран... а вот и нет, совсем не Арат Старший. При дворе Филиппа началась сложная интрига - стоявший во главе назначенного умиравшим Антигоном III регентского совета Апеллес и его соратники, ненавидевшие сикионянина за его прежнюю борьбу против Македонии (во времена Деметриевой войны), начали жужжать в уши царю, что "Арат-то уже не торт!". И по очень убедительному настоянию Филиппа стратегом Ахейского союза был выбран Еперат (можно даже добавить "некий", ибо никакими достоинствами, как скоро выяснилось, кроме преданности Македонии, он не обладал). На фоне буквально обожания Арата, с которым македонский царь вступал в большую политику и взрослую жизнь одновременно, это был серьезный звонок...
Собственно, насколько здравы и осмысленны были действия Филиппа летом и зимой предыдущего года, настолько он, сменивший хоть и кривое, но острое шило мозга Арата на "тупой предмет" Еперата, начал терять связь с реальностью в 218 году. Вместо того, чтобы продолжать успешно гнобить и давить элидян, спартанцев и этолийцев на суше своими тьмочисленными ратями, царь решил заделаться "владычицем морским", построил флот и предпринял нападение на остров Кефаллению. Но атака полиса Палы успеха не принесла - по объяснению Полибия, штурм саботировал командир отборного отряда пельтастов Леонтий, вплоть до подкупа других командиров. Тогда состоялся военный совет с приплывшими в лагерь Филиппа посланцами ахейцев и мессенцев. Арат настаивал на возвращении к старому умному плану - атаке на Этолию, а мессенцы и Леонтий - на переправе в Мессению и "там посмотрим, кого бодать, лакедемонян или элидян". На сей раз победил здравый смысл - македоняне отправились грабить и жечь Этолию, а мессенцам был запряжен помогать Еперат с ахейским ополчением...

qebedo: (Default)
Война - это война!

Однако, несмотря на праведный гнев ахейцев, другие участники Еллинской лиги не спешили присоединиться к их войне против этолийцев - даже "питомец" Арата Филипп Македонский предпочел сохранить недавно и трудно добытый мир с "демократическими революционерами", не говоря уже о более мелких государствах. Так что синедрион союзников не собирался, и война Этолии не провозглашалась. Посему от такой безнаказанности наглость "пиратов свободы" росла, и летом 220 года они предприняли второй набег на Ахайю, и уже не одни, а в "кооперации" с иллирийский князьком ("полевым адмиралом") Скердилаидом. Они совместно с Доримахом пограбили берега Ахайи и Мессении, а затем ворвались в Аркадию, где смогли с помощью изменников (репатриированных после окончания Клеоменовой войны эмигрантов) захватить город Кинефу. После того, как союзники этолийцев, элидяне, отказались "принять в дар" захваченный полис, Доримах, опасаясь наступавших уже на него ахейцев, сжег Кинефу и ретировался.
Это уже было не просто пограбилово - целый полис, участник симполитии, а с нею и симмахии, был разрушен. От этого факта Еллинская лига отмахнуться не могла, и осенью 220 года в Коринфе собрался синедрион. И тут же оказалось, что обижены буквально все - помимо ахейцев, с жалобами на события "позапрошлой весны" или "пятью годами ранее" выступили беотийцы, фокидяне, акарнаны и эпироты. Будучи гегемоном лиги, Филипп V не мог просто отмахнутся от такого потока "жалоб народных" (некоторые историки убеждены, что он был искусственно создан стараниями Арата) - пришлось объявлять Этолийскому союзу войну. Так Союзническая война, собственно, и стала союзнической - во исполнение ранее взятых обязательств Еллинская лига притекла на помощь ахейцам в их вооруженном конфликте.
Однако зимой воевать холодно, и фактическое начало военных действий против этолийцев отложили до весны 219 года. За это время случилось весьма важное событие, повлиявшее на все остальные - в Спарте произошел государственные переворот. Когда в 222 году македоняне восстановили власть ефоров, а с ними и старый олигархический строй, новых царей взамен убитого при Селласии Евклида и сбежавшего в Египет Клеомена не выбрали - возможно, под давлением партии "клеоменцев", надеявшихся на возвращение хотя бы детей царя (две штуки). Однако именно в начале 219 года Клеомен и вся его семья (мать, жена и дети) погибли по приказу фараона Птолемея IV (кто смог - совершил самоубийство, а кого и убили). И не осталось никаких царских детей - даже в изгнании. Тогда ефоры объявили выборы, и царем в роду Агиадов стал Агесиполид III, очень удобный, ибо еще совсем мальчик. А вот от Еврипонтидов выплыл мутный и сомнительный персонаж - некий Ликург, настаивавший, что он царских кровей. Многие в этом сомневались, но проходимец убедил ефоров наиболее веским образом - подарив каждому по таланту серебра. Такие несомненные доказательства развеяли все сомнения - Ликург стал царем как настоящий, неоспоримый Гераклид.


Фараон Птолемей IV - официальный истребитель Клеоменова семейства

И этот "с позволения сказать царь" тут же начал разводить собственную внешнюю и внутреннюю политику, подозрительно похожую на ту, что совсем недавно довела до цугундера Клеомена. Заручившись поддержкой послов Этолийского союза, Ликург напал на Арголиду, захватив несколько пограничных городков, а потом вообще объявил войну ахейцам. Одновременно этолийцы организовали третий налет на Пелопоннес. Однако на сей раз "каменный цветок не вышел" - при попытке 1200 человек во главе с Доримахом, Александром и Архидамом захватить город Эгиру местные жители собрались у акрополя и наваляли ворвавшимся внутрь городских стен захватчикам, увлекшимся грабежом, причем прибили и Александра с Архидамом. Другой этолийский отряд во главе с Еврипидом разорял окрестности полисов Димы, Фары и Тритеи, чьи обитатели вынуждены были скинуться и нанять 350 наемников для отражения атаки.
Разворачивались и военные действия на севере Греции - этолийские "рейдеры" во главе со Скопасом напали на Фессалию и по уже сложившейся традиции изрядно ее пограбили. Но царь Филипп V решил не гоняться за легконогими врагами, а сам вторгнуться на территорию противника - македоняне при поддержке эпиротов осадили и взяли Амбракий. После чего царь переправился в Акарнанию и вернул акарнанам захваченные ранее этолийцами города. Затем взял важный порт Эниады, где получил известие о том, что дарданы готовятся ворваться в Македонию, и отбыл на защиту собственных владений.
Первая кампания уже официально общееллинской войны наконец-таки закончилась хоть каким-то небольшим, но посрамлением уже этолийцев, а не только их противников...

qebedo: (Default)
Какие союзники - такая война

Итак, Ахейский союз, Фессалийский союз, Эпирский союз, Акарнанский союз, Беотийский союз, Фокида, Локрида, Лакедемон и Аттика вошли вместе с Македонским царством в Еллинскую лигу. Кто в списке пропущен? Правильно, этолийцы. После окончания Клеоменовой войны Этолийская симполития контролировала, помимо "себя самой", лишь Элиду, Мессению и Фигалею (небольшой полис на границе между Элидой и Мессенией), к тому же, помимо столь явного сокращения влияния, "борцы за свободу Еллады против македонской тирании" были обижены, а также еще и сильно стеснены запретом грабить греческие города и корабли, провозглашенным участниками Еллинской симмахии. Назревал конфликт, который случился в 220 году из-за двух весьма веских к оному поводов.


Филипп V Македонский, великий и ужасный

Read more... )

qebedo: (Default)
Фениксы и пеплы

Появление войска Антигона III было подобно одновременно "крибле-крабле-бумс" и "трах-тибидоху". Лакедемоняне окопались на Истме, но стали жертвой жадности и узколобого национализма своего царя - Клеомен решил, что он уже достаточно крут, и не нуждается в сотрудничестве, а лишь в подчинении, и не стал распространять свои реформы на Аргос. Обитатели Арголиды внезапно поняли, что их надули - в положении неимущих ничего не изменилось, но вместо собственных олигархов теперь приходилось кормить еще и спартанский гарнизон. Аргивяне, подвергнутые разлагающему влиянию ахейской пропаганды под лозунгом "а мы вам говорили!", восстали под предводительством Аристотеля. На улицах города развернулись бои лаконского гарнизона с повстанцами. На выручку своим Клеомен отправил отчима Мегистоноя, но тот был убит - ибо к Аргосу подошли и отряды ахейцев во главе со стратегом Тимоксеном.
Вопрос стоял уже о жизни и смерти самого царя Спарты - если бы бунт аргивян победил, он бы остался окружен в Коринфе с неизбежной перспективой сдаться Антигону. Пришлось быстро бечь к Аргосу, но увы - когда с одной стороны в город входили спартанцы, с другой туда же проникли македоняне. Клеомен отступил, Аргос вернулся в Ахейский союз, инициировавший переход на сторону Лакедемона Аристомах был схвачен и казнен, а его имущество, как и прочих коллаборационистов, подарено Антигону. Арат прямо в захваченном городе был выбран стратегом симполитии в 11-й раз. В то же самое время войска Досона оккупировали Коринф и сменили ахейский гарнизон в Акрокоринфе.



Read more... )

Profile

qebedo: (Default)
qebedo

August 2017

S M T W T F S
   1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 2223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 22nd, 2017 10:38 pm
Powered by Dreamwidth Studios