Mar. 11th, 2017

qebedo: (Default)
Окончание подзатянувшейся рецензии на "Классическую драму древней Индии".

Шудрака, "Глиняная повозка". Самая интересная, она же большая (10 актов - чаттуранга-шах и чаттуранга-мат, европеоиды!) пьеса сборника, и потому полна "того самого" - длинные описательных "прогонов", вплоть до "Я пойду во двор. Вот, пошел. Вау, это двор...". Но зато она просто пышет "неповторимым колоритом" древней Индии, ее бытописанием и всевозможными "поворотами интриги" (Шудраку даже упрекали в "ломке канона", который предписывал избегать драматического нагнетания и "кульминационных переломов").
В отличие от двух первых - наконец-то "пралюбофь", ибо рассказывает о "глубоком, но чистом" чувстве разорившегося купца Чарудатты и гетеры Васантасены. Правда, налицо "эффект Вальтера Скотта", согласно которому главные положительные герои слишком невкусны, ибо без соли и перца. Чарудатта разорился, так как "раздавал нуждающимся", и постоянно сетует на то, что "вот теперь раздавать нечего, а ведь все так нуждаются!"; в общем, жутко положительный, а потому анемичный и бездеятельный персонаж. Васантасена поживее, ибо "жрица любви", да и "сама набивается", игнорируя посыл любимого "я беден, мадам, меня любить нельзя!"; но у нее неправдобоподная мотивация, а точнее, ее совсем нет - ну за что, на самом деле, продажная женщина (то есть, далеко не романтичная девочка, а девица, видавшая жизнь со всех сторон) полюбила голяка-босяка, да еще и гонит от себя богатых клиентов ради него (на что она живет-то? на трудовые сбережения?)? "Разве это сюжет?" (с)
Зато все остальные персонажи - прямо-таки россыпь характеров и забавных типажей. Соперник героя, домогающийся Васантасены, наглый, мерзкий и злой царский шурин Самстханака - вообще уникальный для санскритской драмы персонаж, ибо ярко выраженный злодей (а при установке на "никаких трагедий" это некомильфо), который не останавливается даже перед преступлением. Его Приживал (а говоря более знакомыми нам театральными терминами - парасит) - умный, образованный и порядочный человек, по бедности вынужденный прислуживать ничтожеству, которого в глаза называет "ублюдок" и "потаскухин сын" (а тот его почтительно - "умнейший"). Есть приживал и у Чарудатты - Матрейя, добрый, но недалекий и простодыроватый малый, постоянно что-то недопонимающий и усложняющий непониманием ход событий. Участвуют в развитии сюжета и брахман-вор Шарвилака, читающий "по ходу дела" мини-лекции об искусстве тыбзить чужое, и его друг, отстраненный от престола царевич Арьяка, сбежавший из "тиранских узилищ".  А также многочисленные слуги, матери, жены, дети, стражники, монахи и "просто мимо пробегал", всего до двух с половиной десятков действующиз лиц, каждый из которых имеет свои "15 минут сцены". В общем, эпическая вещь, и кончается, как и все санскритские драмы, хорошо - очень познавательное и интересное чтение.

Махендравикрамаварман, "Хмельные забавы". Коротенький одноактный фарс, вопреки марксистско-позитивистскому настрою автора предисловия - совсем даже не "сатира на разложившихся жрецов", а просто юмористическая сценка-скетч. Участвуют в ней капалин (представитель нищенствующего шиваистского братства) Сатьясома и его спутница Девасома, которые сильно под мухой потеряли где-то чашу для подаяний (капалу - из черепа покойника, это такие шиваистско-мистические штучки, да) и обвиняют в этом мимо пробегавшего буддийского монаха Нагасену. Рассудить их берется пашупат (служитель ортодоксальной версии шиваизма) Бабхрукальпа, и в итоге три монаха бранят друг друга и даже дерутся, пока не появляется Юродивый...



qebedo: (Default)
Читаю по ходу дела "Чеченскую народную поэзию XIX-XX веков". Ну, все догадываются, что чеченцы - парни лихие, особенно в своих собственных глазах. Но вот это меня просто замкнуло:

И Черный Ногай ответил: "Есть сын у меня один,
лет пять еще до пятнадцати ему расти и расти..."
Он приобнял подростка, огладил его бешмет,
на белом бешмете три пуговки старательно застегнул
и так сказал: "Сын мой храбрый, иди с гостями в набег.
Но именем Бога нынче пред вами всеми клянусь,
что если мой сын вернется, хоть пуговку потеряв,
то собственною рукою я тут же сына казню!
Если из шестидесяти всадников хоть один
будет убит, а сын мой назад возвратится, что ж,
приму я сына, но клятвы я не нарушу своей!"

Как-то уж слишком сурово у них с мальчиками было, спартанцы просто дети...



Profile

qebedo: (Default)
qebedo

July 2017

S M T W T F S
       1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 1415
16171819202122
23242526272829
3031     

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 24th, 2017 04:50 pm
Powered by Dreamwidth Studios